Тексты
Перевод: Михаил Никитин, Руслан Муннибаев

10 самых диких историй из автобиографии Prodigy

Насилие, секс, наркотики — предельно откровенно.
Комментарии
0

Альберта Джонсона, известного как Prodigy, сложно назвать идеальным или хотя бы хорошим человеком. Он этого и не просил. В своих песнях он был максимально честен — и то же самое можно сказать о его автобиографии, написанной в тюрьме. В "My Infamous Life" он, не стесняясь ничего и никого, рассказывает истории своего пути. Измены жене Кики, драки, убийства, бесконечные бифы, денежные проблемы и успехи — все так, как он видел это, без попыток залакировать действительность. За это его и любили слушатели. Мы собрали десять историй из его книги, оставив гораздо больше за бортом.




***



Мы заканчивали работу над альбомом "The Infamous" – и вдруг зазвучали выстрелы. Я услышал стрельбу через открытое окно спальни, когда однажды поздней ночью дремал дома у Хэвока. Пьяный Киллер взбежал по ступенькам с наушниками от кассетного плеера в одной руке и моим револьвером калибра 5,6 мм в другой.

– Спрячь пистолет, - сказал он невозмутимо, протягивая мне оружие.

– Что случилось? – спросил я.

– Кажется, я только что завалил кого-то за наушники от плеера, – ответил Киллер.

Уау, он только что убил чувака ни за что, – подумал я. Наушники от плеера? Я воткнул пистолет под ком одежды в шкафу Хэва и решил выяснить, что именно произошло. Из окна я видел место преступления, мигание проблесковых маяков полицейских машин, желтую ленту. Копы были везде, но при этом и они понятия не имели что произошло. У них был только труп.

Киллер пытался успокоиться и понять, что делать дальше. Ему точно нужно было выехать с района. Через час домой пришел Хэвок, и Киллер объяснил, что случилось. Мы не спали всю ночь, обсуждая, что Киллеру делать, где прятаться и как покинуть район незаметно для копов. Я забрал Киллера к себе домой на Лонг-Айленд – до тех пор, пока он не переберется к близким в Южную Каролину. На следующий день мама Хэвока нашла пистолет в шкафу и отдала его пастору. Она не знала о происшедшем. Она нашла дома пистолет, и первой мыслью, которая пришла ей в голову, было передать его в церковь.

Киллер залег на дно в Хэмпстеде недалеко от автовокзала, а потом покинул город. Когда мы узнали, что копы официально объявили Киллера в розыск, мы записали об этой ситуации трек "Temperature's Rising".


***





Когда мы уходили из офиса Def Jam, я зашел в кабинет Перри забрать пистолет. Мы вошли за ним в комнату, и Перри дал пистолет не мне, а Хэвоку. Я попросил у Перри постеры De La Soul и Slick Rck, которые видел в офисе. Когда Перри пошел за ними, Хэв в шутку навел на меня пистолет.

– Не шути со мной так, – сказал я ему.

Когда наш друг вернулся с плакатами, Хэв взял его на прицел.

– Ниггер, гони постеры, – сказал он шутливо.

Пистолет выстрелил, ранив Перри в живот. Его футболка загорелась в том месте, где вошла пуля, и Перри упал на меня. Хэв бросил пистолет и выбежал из здания. За ним выбежал Принс Эй Ди. Ого, этот ниггер только что подстрелил этого ублюдка! Я посмотрел на Перри, который пытался схватить меня за плечо.

– Э, не трогай! – я выдернул руку. Я – с моими людьми. Я побежал вниз, догоняя Хэва и Эй Ди.

В здание заходил самый популярный рэп-дуэт Run-D.M.C., когда из него выбежали мы с Хэвом и Принсом Эй Ди. Парни сбили их с ног в дверном проеме и бросились в сторону Бродвея к станции метро. Я бежал следом.

– Остановите их! – закричал кто-то у меня за спиной. Обернувшись, я увидел, что это Ali Shaheed Muhammad, ди-джей A Tribe Called Quest. Хэвок остановился и закричал мне в лицо: "Братан, я не специально! Я не собирался в него стрелять! Братан, спрячь меня у себя!". Я увидел, что мимо проезжают полицейские и велел Хэву замолчать. Трое полицейских вышло из машины и подошли к нам.

– Что-нибудь случилось? – спросил один из копов.

Хэвок опять раскричался: "Я не собирался стрелять в него, это была случайность!". Полицейский достал наручники и надел их на Хэва. Ali Shaheed Muhammad догнал нас и рассказал копам, что произошло. Я сказал им, что это была случайность, что мы нашли пистолет на улице и думали, что это зажигалка, что мы не знали, что это настоящий пистолет. Хэвока забрали, а мы с Принсом Эй Ди уехали домой.

На следующий день мама разбудила меня в школу. Она, как обычно, слушала Kiss FM. Когда мы одевались, по радио сообщили, что какие-то рэперы поспорили с Лиором Коэном в офисе Def Jam из-за контрактов и один из них, по фамилии Мучита, выстрелил в директора отдела, отвечавшего за поиск и продвижение новых исполнителей. Что?!

Я рассказал маме, как все было на самом деле.

– Мне нужно навестить этого человека в больнице – убедиться в том, что он в порядке, и рассказать ему правду, – сказал я. Мне было стыдно, потому что Кью-Тип только что познакомил нас с этим парнем. Перри относился к нам по-братски: провел нас в офис Def Jam, чтобы мы не стояли на улице как группиз, приглашал нас на тусовки. Но прежде всего мне было нужно, чтобы после беседы Перри с полицией Хэв оказался в безопасности. Мама сказала, что пойдет со мной, и после уроков мы поехали к больницу. Мама сочувствовала пострадавшему даже больше чем я.

Дела у парня были неважно. Зеленая плесень на пулях привела к инфекции внутренностей. Кишки пришлось вынуть из полости тела, чтобы заражение не распространилось на другие органы. На время лечения к Перри прикрепили мешок, в который собиралось дерьмо.

– Слушай, я к тебе по делу, – сказал я ему, садясь рядом с кроватью. – Вот что тебе нужно сказать, чтобы Хэвока не закрыли. Мы нашли пистолет у офиса, но думали, что он ненастоящий, что это зажигалка. Скажи, мол, да, это правда, я был с ними, когда они его нашли и подумали, что это зажигалка.

Перри был нашим чуваком, он знал, что так вышло случайно. Суд признал Хэва невиновным.



***






Через месяц или два Чарлин с лейбла Loud позвонила опять.

– Сегодня день рождения Mary J. Blige, и она хочет, чтобы вы с ней поужинали, – сказала Чарлин. – Только ты и Хэвок. Около шести вечера вас будет ждать ее водитель, окей?

Ясное дело, что окей! Я нарядился, пересекся с Хэвом, и мы запрыгнули в пятисотый «Мерседес», который Мэри прислала за нами. По пути мы заехали купить цветы. Машина остановилась у эксклюзивного китайского ресторана в центре Манхэттена. Мы подумали, что намечается вечеринка с друзьями и членами семьи, но войдя внутрь, увидели только Мэри и ее подругу, сидевших за столиком на четыре персоны.

Мы подарили Мэри цветы, поздравили ее с днем рождения и сели.

– А где все? – спросил я?

– Будем только мы, – сказала Мэри. Я хотела поужинать с вами и поблагодарить вас за совместную работу. Вы же знаете, что Mobb Deep – моя любимая рэп-группа.

Хэвок сел рядом с подругой Мэри, симпатичной светлокожей девушкой, а я сел рядом с Мэри. Она спросила, какие я люблю напитки. Я сказал, что буду пить то же, что она.

– Ты пробовал "Космо"? – спросила она.

– Что?

– "Космо", – повторила она. – Это, скорее, женский напиток, но он вкусный. Попробуй, я буду его.

– А, ну давай, – сказал я. Мэри заказала нам "Космо" – прохладный розовый коктейль в больших стаканах для "Мартини". Потом она заказала его еще раз. Я опьянел после первого же круга, потому что давно не пил – но как я мог отказаться выпить с Мэри Джей Блайдж в ее день рождения? Все, с завтрашнего дня не пью, пообещал я себе. Сегодня же особый повод.

Следующий раз "Космо" вынесли с основным блюдом. Напитки разогрели Мэри, она расслабилась и начала задавать мне вопросы.

– Сколько тебе лет, Пи?

– 24.

– Какой у тебя знак Зодиака?

– Скорпион. Я родился 2 ноября.

– У тебя есть подруга? – спросила она. – Ты женат?

Мэри флиртовала и всячески ко мне подкатывала, но я не осознавал этого до тех пор, пока не посмотрел ей в глаза и не понял, что она настроена очень серьезно. Я сильно застеснялся и занервничал, чувствуя себя как олень в свете фар. Братан, вопросы мне задавала сама Мэри Джей Блайдж! Мой рот хотел сказать "нет", но мозг заставил рот ответить честно.

– Да, – сказал я.

– Сколько вы уже вместе? – спросила она.

– Около пяти лет.

– Очень хорошо. Я тоже так хочу, – сказала Мэри. – Мне нужен человек для таких же серьезных отношений.

Мэри была абсолютно невозмутима, красива и очень проста в общении. Я чувствовал себя дураком из-за того, что не начал ее зажимать, но я действительно любил свою подругу. Хэвок тем вечером развлекся с подругой Мэри, а я поехал домой к КиКи.



***





Jadakiss, Styles P и Sheek Louch из The LOX протолкнулись после концерта через VIP, чтобы нам респектнуть. Толпа была дикая, и мы с Хэвоком стояли на диване, чтобы было чем дышать. Хэвок заприметил малышку, с которой он раньше мутил. Латиноамериканская красавица Эрика снималась в клипе "Breathe" Fabolous – там она ехала рядом с ним в GT Bentley. Как только Хэвок затащил ее на диван, на котором мы стояли, он заметил еще одну из своих телок.

– Следи за Эрикой, – сказал он мне, направляясь к ней.

– Окей, без проблем, – сказал я. Эрика была так же пьяна как я. Хэвок долго отсутствовал, так что я приобнял Эрику сзади за талию. Она была в черном вечернем платье.

– Ну что, малышка? – я прошептал ей на ухо

– Что хочешь, – ответила она. Я задрал ей платье и начал трахать ее пальцем прямо на виду у всех. Трусов на ней не было.

– Ты едешь со мной, – сказал я. – Погнали.

– Окей, я еду с тобой, – сказала она. Я взял ее за руку и повел к выходу. Когда мы шли к парковке, подъехал Хэвок на "Гелике".

– Эрика! Прыгай в тачку! – крикнул он.

– Расслабься, братан, мы подтянемся чуть позже! – крикнул я, но Хэвок уговорил ее сесть в его тачку. Эрика отпустила мою руку и запрыгнула к Хэву в машину. Уфф, той ночью коршуны кружили над добычей.

Я приперся домой и лег спать. Знаю, что КиКи читает это и думает: "Ну-ну, тем лучше для тебя!".



***






В 1980 году, когда мне было 6 лет, бабушка оплатила мою учебу в Академии Вудмир, частной начальной школе в городке Мальверн в пяти минутах от Западного Хэмпстеда. На 99% школа была белой. Единственными черными детьми были мой друг Дэррен и его сестра Мишель. От Дэррена всегда пахло так, словно он наступил в дерьмо – и так пахло у него изо рта.

В Вудмире у меня меня никогда не возникало проблем на расовой почве – кроме случая, когда у парня по имени Макс украли из шкафчика 40 долларов во время урока физкультуры, и он попытался обвинить меня. Макс был первым обладателем кредитной карты, которого я увидел в жизни. Большинство людей, которых я знал, никогда даже не слышали о кредитных картах, но у этого семилетнего сопляка была American Express.

– Ты взял мои деньги? – посмотрел в мою сторону Макс.

– Нет!

Мы с Максом подрались прямо около шкафчиков и били друг друга в живот, в грудь, по ребрам, пока нас не разняли учители. Потому он нашел свои деньги и извинился. Но почему он обвинил меня? Единственная причина, которая приходит мне в голову, – то, что я был черным. Впрочем, белые дети были в порядке, и некоторым из девочек я нравился.

В моем первом классе была красивая белая девочка по имени Мишель. У нее были длинные русые волосы. Однажды мы пообедали на перемене печеньем и яблочным соком, и все одноклассники выбежали на улицу. Мы с Мишель выходили из класса последними. Она сказала, что я ей нравлюсь, обхватила меня ногой за талию и положила ладонь мне на бедро. Я перепугался до смерти. На тот момент я еще не был настолько продвинутым ребенком, потому что часто пропускал школу и не резвился со сверстниками в парке. Я месяцами валялся в больнице с обострением серповидно-клеточной анемии и еще не слышал сказок о том, откуда берутся дети.

Я не был готов к заигрываниям Мишель, но она не отходила от меня ни на шаг. Думаю, все дело было в машине моей бабушки. Порой она подбрасывала меня в школу на новеньком черном "Кадиллаке" с бордовыми кожаными сиденьями и тонкой бордовой полоской на боку.

– Другие родители привозят своих белых детей на "Мерседесах" и "Роллс-Ройсах", так что нам надо им показать, что у твоей семьи тоже есть деньги, – говорила она. Однажды утром Мишель увидела, как я выхожу из машины, и ее глаза заблестели.

Бабушка умела подать себя красиво. Она жила, дышала, питалась, спала и срала шоу-бизнесом. Мир был ее сценой, и я многому научился благодаря ее импозантным ходам. Она рассказывала мне, как стала первой черной женщиной из района Южная Ямайка, купившей собственный дом в районе, что ее семья первой из черных семей построила собственный дом в Хэмпстеде на Лонг-Айленде.

– Т'Чака, дом должен быть у тебя в собственности, – говорила она твердо, обращаясь ко мне по имени зулусского короля (так меня звали члены семьи). – Черные люди должны владеть тем, чем пользуются.

Она покупала новенькие машины прямо в шоурумах за наличные.

– Ты бы видел выражение лица всех этих белых людей, когда они спрашивают меня, как я намерена платить. Я говорю: «Наличными!», достаю полную денег сумку – и они тут же начинают смотреть на меня совсем по-другому.



***






Когда мне было восемь лет, папа взял меня кататься на машине и рассказал, что страдает от героиновой зависимости с 14-летнего возраста и что они с мамой могут расстаться. Никакому ребенку не хочется, чтобы его родители расставались, но папа объяснил ситуацию так, что я все понял.

– Жди в машине, – сказал папа, – я сейчас вернусь.

Пять минут спустя он выбежал на улицу с большим коричневым пакетом полным золота и разных бриллиантов. Дурак ограбил магазин! Четыре перекрестка спустя нам на хвост села полиция. После скоростной погони по Хэмпстеду папа пришел в себя и остановил машину. Меня посадили рядом с ним на заднее сиденье. Папины руки были скованы наручниками за спиной, и я держал его ладонь, пока мы ехали в полицейский участок.

Копы угостили меня чипсами и газировкой, а потом мама приехала забрать меня. Она раскричалась на папу: "Как ты мог?! Это же наш сын! Наш мальчик!".

Семь часов спустя бабушка внесла залог, папу отпустили, и они с мамой разошлись окончательно.

Но вечером, когда папа пришел домой, мы договорили о том, что начали обсуждать в машине. Папа был крутым спокойным ниггером, он вел себя расслабленно, словно ничего не произошло. Я обожал этого ублюдка.


***





На яхте было столько телок! Почему-то всегда встречаешь самых красивых, когда с тобой твоя девушка. Хэвок и пацаны из Квинсбриджа дразнили меня, потому что им можно было делать все что угодно. Мы со Stobo были единственными дураками с собственными девушками. А ведь я мог бы слить КиКи, затеять ссору до того, как мы поднялись на борт, и отправить ее домой, подумал я. А, черт с ним.

Яхта отчалила примерно в семь вечера. Ди-джей Clue крутил пластинки, и хотя подруга была рядом, я отрывался как следует, напиваясь ромом в баре, который был открыт всю ночь. Когда яхта огибала Манхэттен, мы с Хэвоком улизнули в туалет и зарядили в ноздри по паре дорожек. Ближе к утру Cormega захотел устроить рэп-джем, и мы велели ди-джею ставить инструменталы. Мы просто взорвали: Cormega, Havoc, Trip, Noyd, Capone, Tragedy и какие-то ниггеры из района Ямайка, которые хорошо общались с чуваками, которые устроили для нас эту вечеринку. Впрочем, враждебность на линии Квинс – Южная Ямайка чувствовалась давно. Сначала прочитали мы с Cormega, потом – ребята из Ямайки, и начался баттл. В воздухе повисло напряжение, когда джем превратился в баттл между Ямайкой и Квинсом. Все напились бесплатным алкоголем, и когда яхта заходила в док, начались ссоры о том, кому читать следующим.

— Назад! – приказали охранники, когда все потянулись к выходу с яхты. – Дайте яхте пришвартоваться! Ее нужно привязать к причалу, чтобы все смогли сойти на берег.

Но несколько ниггеров из QB попытались спрыгнуть на берег через борт. Мой братан Ice прыгнул первым. Охранник распылил ему в лицо газ из баллончика. И все – начался замес типа «все против всех». В суматохе мы с КиКи утратили друг друга из виду, так что я решил встретиться с ней на причале и спрыгнул на берег вслед за Ice, Money No, Ty Nittu, Scarface, Twin и Capone.

Какой-то чувак стоял на ступеньках лестницы, по которой мы бежали в сторону парковки. Capone подошел к нему в упор и без всякой причины полоснул его лезвием по левой щеке. Nitti и Money No бросили ему на голову огромный цветочный горшок и столкнули его пинками в реку Гудзон. Друзья этого парня перебежали на берег с яхты и пригнули прямо на Капоне. Twin Gambino начал стрелять, и все на пирсе начали нырять в укрытие, бегать и прятаться. Многих сбрасывали в воду. Я достал лезвие из кармана и начал искать КиКи.

Я нигде не ее видел. Я надеялся, что она осталась на яхте и дождется, пока все успокоится. Повернувшись, я увидел, что Twin размахивает длинной арматурой, проламывая людям головы. Люди падали. Я пошел на парковку, думая, что КиКи уже может быть в машине. И действительно – она сидела на багажнике «Lil Nigga 2» [имя, которое Продиджи дал той машине – прим. пер.]. У нее был такой вид, словно она сидит там уже несколько часов.

– Я не знаю, как потерял тебя из вида, – сказал я.

Capone подошел к моей машине, он был весь в крови. Наверное, кто-то ударил его бутылкой. Неподалеку останавливались полицейские машины, поэтому он снял пропитанную кровью футболку, вытер кровь с лица и бросил ее мне, пока копы не застали его в таком виде. Я бросил его футболку в кусты и дал ему футболку, которая лежала у меня в машине. На пирсе снова начали стрелять. Мой брат Stobo и его девушка подбежали к нам, мы запрыгнули в машину и стартовали.

По пути на район, куда мы хотели забросить Капоне, мы обогнали Mone из Квинса, который стремительно несся по улице на полицейском горном велосипеде. В клипе на Shook Ones, в котором я вел "Сааб" по Мосту 59-й улицы, Mone сидел на месте пассажира. Наверное, он схватил велосипед, когда копы надевали всем браслеты, и изящно покинул место действия в самый разгар суматохи. Ниггер катит по магистрали на полицейском горном велосипеде! Уау.


***






Было три часа утра, и я только что провел сорок минут за рулем в пути из нашей студии в Квинсе. КиКи и дети крепко спали. Я был измотан, но заснуть не мог. Я подключил приставку сына к телевизору в спальне и играл до тех пор, пока тяжесть не вкралась ко мне под веки в половине пятого. Ночь была ясной, и я отчетливо видел в большое окно рядом с нашей кроватью звезды и луну, которые смотрели сверху вниз на квартал. Наш дом на горе был самым высоким, поэтому у нас не было штор – никто не мог заглянуть к нам в окно. Зато мы могли из него видеть всех.

Неожиданно вырубилось все электричество. Я посмотрел в окно и, увидев, что обесточен весь квартал, решил лечь спать. Когда я лег рядом с КиКи, луч яркого белого света прошил окно спальни. Он был похож на прожектор полицейского вертолета. Но при этом было тихо. Черт, неужели полиция здесь кого-то ищет?

– КиКи, проснись! – разбудил я жену. – Смотри на это дерьмо! – луч яркого белого света начал менять цвет: красный, желтый, зеленый, голубой, оранжевый – в произвольном порядке. – Ты видишь это дерьмо?

– Это еще что за хуйня? – спросила КиКи.

– Ты видишь это дерьмо?

– Да, выгляни из окна и посмотри, что это.

– Не, я к окну не подойду ни за что!

Я знал, что это. НЛО парил над нашим домом, отправляя лучи света в нашу спальню. Охренеть. Через три-четыре минуты ночное небо снова потемнело. Я был рад, что КиКи была рядом – теперь у меня был свидетель. Когда небо снова потемнело, меня охватило чувство страха. Что-то было в нашем доме. Электричество включилось обратно.

Я глянул на остальные дома в квартале – везде опять горел свет. Наверное, КиКи чувствовала то же, что и я.

– Иди посмотри, как там дети, – сказала она.

– Я не пойду, – ответил я. Я был потрясен.

– Ниггер, иди посмотри, как там дети! – рявкнула она.

– Сама иди! – сказал я. Но потом я достал ружье из шкафа, разбудил детей и привел их к нам в комнату.

– Что происходит? – спросили полусонные дети?

– Мы с мамой только что видели НЛО, – сказал им я.

– Где? – спросила Тэйша. – Я тоже хочу посмотреть!

– Он улетел, – сказала КиКи. – Забирайтесь к нам в постель.

Моя семья спала, а я шокированный сидел на краю кровати с шотганом в руках. Возможно, мой страх был обусловлен чувством вины – я жил неправильно и подсознательно подозревал, что у меня проблемы. А может, дело было во всех этих фильмах, которые я посмотрел. В шесть утра, когда засияло солнце, я заснул.

Я умолял Всевышнего о том, чтобы он подал мне еще один знак, и о том, чтобы рядом со мной в это время был свидетель. Когда мы с КиКи соприкоснулись с этим явлением вплотную, я убедился в том, что древнеегипетское учение, которое Доктор Йорк излагает в своих книгах, бесспорно было фактом. Я знал правду о большинстве загадок жизни, но несмотря на это я продолжал курить, пить и вести себя неподобающим образом. Я чувствовал себя падшим ангелом.

НЛО прилетел ко мне домой, чтобы показать мне свет. Он как будто говорил: "Проснись, ниггер! Хватит! Мы действительно существуем, и ты для нас важен! Ладно, пока что нам пора лететь — надеемся, будешь готов, когда мы вернемся к тебе в следующий раз!".

Я не говорю о маленьких зеленых марсианах и о всяком дерьме из научной фантастики, так что оставь при себе заявления типа «Продиджи верит в зеленых человечков». Все гораздо глубже, чем тебе кажется. Я лишь оперирую правдой и фактами, которые скрывались от людей всех рас, потому что их обнародование сотрясет пирамиду лжи и коррупции. Потрясающие объемы лживой информации валятся из кино, книг, религии, образования и новостных выпусков, чтобы нас запутать.

У каждой из человеческих рас есть своя правда, своя история и свое происхождение. Древние предки черных людей не были на нашем интеллектуальном, физическом и духовном уровне – они были гораздо выше. Но они создали нас по своему подобию, и мы несли их черты, многие из которых были утеряны или размыты в силу нашей глупости, скрещивания с другими расами (меланин обладает мощными физическими и духовными свойствами) и ментального рабства и промывания мозгов, которым мы подверглись. Когда люди вроде меня узнают правду и пытаются поделиться ей с другими, кто-нибудь сразу говорит: «Продиджи – сторонник теории расистского заговора… Он смотрит слишком много научной фантастики… Он сумасшедший».

Я получил дар просвещения от древних черных предков, от Всевышнего, от Вселенной. Но хоть я и познал немало, мне предстояло многому научиться в плане самоконтроля. Я вел себя как ребенок, который мешкает показаться на свет из теплого маминого живота и столкнуться с реалиями. Прошло гораздо больше девяти месяцев, но я отказывался рождаться.


***





Однажды, когда мы работали в студии в нашем доме на Лонг Айленде, Хэв сказал, что хочет устроить "гэнгста пати" на выходных.

— Что такое "гэнгста пати"? — спросил я.

— Секс пати, оргия, — ответил он. — Мы пригласим десять телок, которые знают, что это за вечеринка, и еще несколько друзей. И понеслась. Гэнгста пати!

— Окей, давай сделаем это, — ответил я.

Хэвок пригласил несколько стриптизерш и несколько девок, которые, как мы знали, были готовы на всё. Мы позвали Nas, L.E.S. и Little Lord. Gotti, Noyd, Poppa Mobb, Twin и Ty-Nitti жили в нашем доме, поэтому автоматически были приглашены. Хэв еще позвал рэппершу Chi-Town, бисексуалку, так что и для нее были девчонки.

Девчонки ходили по всему дому в бикини или вообще безо всего. Я налил бокал Moet, и Хэв сказал мне и Nas подниматься в его комнату, где нас уже ждали четыре чики. Они достали презервативы и стали одновременно отсасывать нам. Высокая худая темнокожая красотка, которая делала мне минет, остановилась, повернулась задом и стала на колени и локти. Я стал шпилить ее худую задницу, пока она отлизывала подруге, которая сосала член Nas. Мы имели их всех в разных позициях минут сорок. Потом я оставил их, я был опустошен. Налил себе еще бокал Moet и наслаждался обстановкой.

Хэвок и Nas спустились, когда пришла Chi-Town. Хэв взял ее за руку и посадил на диван, а две девчонки стали стягивать с нее штаны.

— Стоп, вы что делаете?! — Chi-Town делала вид, что смущена, так как Nas стоял тут же и смотрел. Подруги стянули с нее одежду и стали отлизывать.

— Стоп, хватит! — сопротивлялась Chi-Town, но вскоре замолчала, так как их лица были уже глубоко в ней.

Я ушел пораньше и поехал домой к Кики. Когда она спросила меня, где я был, я ответил, что мы работали над музыкой. Но она не дура. Женская интуиция мощна. Похоже, Кики всегда знала, когда я вел себя плохо. Бля, но что мне ей надо было ответить? «Я был на гэнгста пати Хэва»?!


***





После промо тура к альбому "H.N.I.C" в октябре 2001 я позвал своих парней в ресторан Паффи Justin’s на Манхэттена. Я попивал шампанское, смотрел по сторонам и тут подошла рэпперша Queen Pen и пригласила меня потанцевать. Танцы — не мое, но для нее сделал исключение. Пока мы кружились, она начала облизывать мне ухо. Я был в шоке. Мы записали совместную песню за пару лет до этого, но все было по-рабочему. И тут я слышу, как диджей объявляет: "Привет Jay-Z и Jermaine Dupri! Я вижу вас!"

Я к своим ребятам: "Где Jay-Z?". Его нигде не было, так что мы встали у дверей ресторана — мы не собирались выпускать его без разговора. “Пи, мы оторвем ему губы как только увидим”, — Godfather, Nitty и его брат Kiko все поддерживали меня. У Kiko был пистолет и он хотел подстрелить Jay.

— Нет! Все не настолько серьезно. Мы просто изобьем его, не доставай пушку, — сказал я. Через толпу я увидел Jay и Jermaine с тремя охранниками. Jermaine Dupri был в курсе нашего бифа и испуган, так что он быстро проскользнул в дверь. Jay стал тянуть мне руку за два метра.

— Никакого бифа, — говорит он. — Это просто музыка, мэн. Без драмы.

— Ах так, — отвечаю я, пожимая ему руку.

— Я просто хотел, чтобы ты поговорил со мной прежде чем говорить те слова The Source. Но бифа нет, хорошо?, — сказал он.

— Ага, окей, хорошо, — сказал я и позволил ему уйти из клуба. Запомните — я позволил ему уйти. Queen Pen мой свидетель. Я мог бы изменить жизнь Jay в ту ночь, но я решил не делать этого. Jay выбросил белый флаг и его признание дало мне понять, что он мне не угроза. Он просто большое старое ебаное животное, верблюд, если быть точным. У меня были серьезные бифы с настоящими гангстерами, а он просто трата моего времени.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Под раздачу снова попали "Скриптониты, Фараоны, Ти-Фесты".
Сегодня в инстаграме Гуф нашел, что сказать о многих коллегах. В том числе, о Василии Вакуленко, которого Алексей обвинил в бездействии, когда ему требовалась помощь из-за наркотиков.