Тексты
Текст: Владимир Аладьин

Почему фильм "Про рок" — лучшая музыкальная документалка этого года

Во-первых, он смешной. А во-вторых, отвечает на вопрос: "Почему рэп победил рок в России 2010-х?".
Комментарии
0



Это всё несколько внезапно, но, кажется, "Про рок" — один из лучших фильмов, которые я видел в 2017-м. Самый смешной — точно. И самый грустный — скорее всего. Самый раскрывающий поколение в окрестностях тридцати — определённо.

В общем, автор фильма Евгений Григорьев в 2011-м решил снять документалку про рок и устроил набор рок-групп для участия в ленте. Пригласил коллективы на кастинг, позвал на него же мэтров русского рока, что отбирали победителей (лучшая аналогия тут — шоу “Голос улиц”, только вместо Басты и Ресторатора — “Чайф” и “Смысловые Галлюцинации”).

С Новым годом поздравляет Медведев, в барах пока можно курить, русский рэп ещё не пожрал все прочие жанры в стране.

Кастинг групп занимает достаточную долю хронометража. И на нём можно скончаться от смеха, не увидев остального кино. Не потому даже, что там шоу уродов (а местами, конечно, оно). "Про рок" в принципе находит огромный юмористический пласт во всём происходящем. И источник комедийного подхода всплывает в течение фильма. Он рассказывает не только про музыкантов но и о себе самом — через какие этапы проходило создание ленты.

Вот, например, очень смешной отрывок.





Несколько раз встававший под угрозу отмены проект (перекрытие финансирования, утрата веры в себя режиссёра) в итоге вылился в полтысячи часов материала, которые разгребались в монтажной пару лет. Если, преодолевая такое, не подхватишь юмор висельника — твоя психика, напевая "Перемен", покинет владельца.

Когда отбор команд для фильма завершился, у проекта прекратились деньги, потому группам раздали по камере и отпустили. С конца 2011-го по 2014-й группы распадались и собирались заново, герои женились и разводились, подписывали контракты и думали об уходе от музыки. Один коллектив искал новые форматы, другой ничего не искал — образующей бенд ценностью были и оставались слабоалкогольные напитки.

Уложенные в два часа несколько лет нескольких жизней не содержат сколько-то выдающихся по кинематографическим меркам событий. Если выступление на “Нашествии” не считать таковым, конечно. Четыре (включая авторов ленты) команды просто живут и куда-то двигаются. Изредка происходящее кажется затянутым и бессмысленным. Куда чаще хочется, чтобы фильм не заканчивался никогда.

Параллельно попыткам преуспеть в рок-музыке участников картины где-то на заднем плане загибается и перестаёт быть главным молодёжным жанром сама рок-музыка. Продюсеры валят всё на поколение, не способное порождать героев. Где-то далеко другие продюсеры вливают бабло в другие жанры и никого ни в чём не винят.

С момента старта съёмок не прошло и полдюжины лет, а смотришь на экран как в другую вселенную. С новым годом будет поздравлять другой дядя, слабоалкогольные напитки сменяются крепкими, о существовании “Нашего Радио” вспоминаешь только из-за водителей Убера, которым потом поставишь низкий балл. Вечно молодые и вечно пьяные заплывают в кризис среднего возраста или что там сейчас вместо него. Герои фильма продолжают играть рок.

Никаких выводов и никакого катарсиса. Просто когда в итоговую ленту попадает треть процента всего отснятого материала — это обычно очень хорошая треть процента.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Сегодня The Flow начинает подводить итоги 2017. До Нового года мы составим редакционные списки лучших треков, лучших западных и русских альбомов, а параллельно запустим народное голосование, чтобы свое мнение могли высказать и вы. Итоги года на The Flow — круче, чем выборы президента. Так что не оставайся безучастным: читай, слушай, шерь, спорь. Погнали.
Учимся быть уверенне в себе и целеустремленнее у артиста, стремительно пришедшего к успеху.
Баста снова троллит Децла. Thomas Mraz анонсирует альбом. Гуфу не с кем поиграть в стритбол.
Та ситуация, когда в анализах обнаруживают все наркотики на свете.