Тексты
Интервью: Андрей Недашковский
Фото: Дмитрий Цыренщиков

Porchy и Oxxxymiron: "Больше, чем семья". Часть 2

То, что вы так ждали: продолжение нашумевшего интервью Porchy и Oxxxymiron'a для The Flow.
Комментарии
0



Вторая часть нашумевшего интервью Oxxxymiron'a и его битмейкера/компаньона/друга Porchy, у которого в первых числах апреля выходит дебютный релиз "King Midas", — о ночёвках в баре "1703", загадочном объединении Kultizdat, фейковой дружбе и песне-меме "Крыса-стукач" — всё, что вы хотели знать и даже больше.

Первую половину лонгрида ищите по этой ссылке.



Меня всегда интересовало, как проходит ваш творческий процесс. Порчи, как ты узнаешь, о чем читает Мирон? Он переводит тебе песни построчно или пересказывает в общих чертах?

Порчи: Порой Окси просто объясняет концепцию и настрой. Но, как правило, переводит мне всё целиком. Я ведь должен понимать, что происходит поверх моего инструментала.

Оксимирон: Случается, что, когда я перевожу ему свой текст, мы начинаем сообща вносить правки. Он, кстати, чуть ли не единственный, кому я реально объясняю свои тексты, потому что иначе просто не получится работать. Во всех других случаях у меня на декодинг своих же текстов жесточайшая аллергия, это же дико унизительно.

П: Кстати, мы даже вместе иногда продюсируем, он вносит изменения в бит.

О: Ой, не преувеличивай! В последний раз я продюсировал в древней программе Hip-hop eJay, когда мне было 15. Просто иногда подсказываю кое-какие идеи по инструментам.

П: Что касается полноценного творческого процесса, то чтобы писать классную музыку, я должен быть один, Окси — тоже. Если я пишу бит, рядом не должно быть ни души.

О: Я не могу писать, когда кто-то рядом. Это моя главная проблема. Если кто-то находится со мной в одной комнате, не выйдет ни строчки. Это как старая тема про “не могу сходить отлить, когда кто-то смотрит”. Вообще я всегда считал, что хороший бит — это 80% успеха песни, и свою задачу как эмси, как артиста, я вижу лишь в том, чтобы этот бит не испортить. Когда я впервые слышу крутой бит, понимаю, что он “тот самый”, и начинаю подбирать под него флоу — вот это момент чистейшей эйфории. Все последующие шаги — непосредственно написание текста, запись, отслушивание демок и сведения — скорее раздражает и редко доставляет удовольствие. Иногда схожий катарсис переживаешь на выступлениях, но это все равно не то. Если бы меня кто-то мог спалить, пока я слушаю новый бит и подбираю к нему нужный флоу, они бы увидели, как я часами нарезаю круги по квартире, бормочу и кричу что-то нечленораздельное.

П: Это правда! Если во время гастролей я даю ему бит, он просто уходит, чтобы его никто не видел.

О: Эти минуты лучше любой наркоты, лучше секса, даже лучше секса под наркотой. Всё, что идет после — вопрос терпения, дисциплины и скиллзов. Уже есть нужный флоу, уже сформировалась идея для песни, и всё, что остаётся сделать — найти нужные слова для передачи идеи посредством выбранного флоу. Это уже скорее ремесло, а не творчество, и во многом механическая работа. Творчество — только в первом озарении от бита.

П: Я уже научился распознавать это. Если он начинает уходить на прогулки — он что-то ищет.

О: Бит — мой пёс! Я его выгуливаю (все смеются). Порчи вообще по-другому работает.

П: Я могу писать тексты на глазах у всех, не проблема. Если же речь заходит о создании крутого инструментала, то тут мне важно находиться одному. Когда это происходит, я начинаю походить на какого-то безумного профессора. Дома бардак, по квартире расставлены грязные чашки, а я хожу и, не замечая мира вокруг, подбираю мелодии. Бывает, что услышав где-нибудь в туре красивую гармонию, я ее напеваю на диктофон, а по возвращению домой сразу сажусь воплощать её в музыкальную форму.

О: Он мне без конца шлёт войсмейлы в Telegram с пропетыми битами. “У меня ещё одна идея! А вот это послушай!” Как же ты заебал! (все смеются) Иногда он пишет биты прямо в дороге, в нашем фургоне, где-нибудь между Барнаулом и Красноярском.

П: Скелеты битов, да. Уже потом я приношу его в студию и начинаю усложнять, обвешивать.



Окси рассказывал, что ты помог ему с несколькими вокальными партиями и припевами на “Горгороде”. Что это были за песни?

О: Начну с того, что вокал Порчи уже давно звучит на моих хуках. Первой моей песней, где его можно услышать, была “Неваляшка”, на припеве. С “Горгородом” связь еще более крепкая: его вокал — это фундамент всего альбома. Сначала был только голос Порчи. Именно с его вокала, пары мелодических ходов, записанных на кухне моей старой квартиры, стартует интро альбома. Он это напел глубокой ночью, в копеечный микрофон, и это гипнотическое пение как раз и вдохновило меня на выдумывание Горгорода.

П: Timbaland постоянно использует свой вокал в спродюсированных песнях как инструмент. По припевам я Окси не помогал, а давал указания общего характера. Когда он запел в “Слово мэра”, я офигел! Окси поёт! Гармониями!


Порчи, тебе не кажется, что сейчас твоя аудитория — это исключительно те, кто слушает Мирона?

П: Не согласен. Большинство слушателей, конечно, узнали обо мне благодаря Окси. Но многие вообще не слушают рэп. У меня есть способы заинтересовать всех.

О: Неверно считать, что его аудитория ограничена моей. Как минимум, процентов 30% его слушателей — это Польша, где он прославился благодаря работе с тамошними звездами Popek, Matheo, Wuzet. С последним снял клип в Лондоне на трек с хитовейшим припевом. Порчи общается с польской диаспорой в Лондоне, и скоро мы, когда наконец выкроим время, поедем в Варшаву работать над треками. Кроме польской, есть существенная португальская фанбаза. Не факт, что эти люди вообще знают о моём существовании, так что Порчи там известен целиком благодаря себе, без “протекции” с моей стороны, там у него уже налажены контакты. Самые известные португальские рэперы — поклонники его творчества, в том числе легенды тамошней рэп-сцены.

П: И не забывай про Великобританию. Ещё, как минимум, 10% моей аудитории. Постоянно происходит так, что выпуская музыку здесь, в России, я получаю комментарии англичан, следящих за моим творчеством. Под моим клипом трехлетней давности “Stay There” — комментарии от людей со всего мира. Даже чуваки в Токио слушают нас!


Первый после визита в Россию сольный клип Porchy, снятый командой Cuts & Scratches где-то между Лондоном, Петербургом и Киевом.


О: У Порчи в треках ведь отсутствует языковой барьер, который есть у меня: даже американцы, которые, как правило, угорают с британского акцента, прутся. Вообще надо отдельно отметить, что мы не собираемся превращать Порчи в артиста формата “Веселый рэпер-иностранец для российских любителей экзотики”. Его здесь любят, его здесь слушают, да. Но цель у нас глобальнее, разумеется. Если бы он при всей своей универсальности был готов сузить свои приоритеты, скажем, только до пения или только до продюсирования, то уже бы повсеместно взорвал. Но он постоянно двигается в нескольких направлениях одновременно — а это и хорошо, и плохо. Я убежден, если он будет придерживаться какого-то одного курса, станет очень и очень большой звездой — вопрос лишь в том, нужно ли ему это. Давай называть вещи своими именами: мы зарабатываем деньги в России сейчас, Порчи зарабатывает деньги в России сейчас. Он любит российского слушателя, слушатель отвечает ему взаимностью. Но его сфера интересов выходит далеко за пределы этого круга. Потенциально он — гибрид продюсера и артиста без географической привязки. К тому же, если я всё ещё и остаюсь немного социофобом, то ему удается в два счета наладить контакт с людьми из любых стран и социальных слоев. Он может путешествовать где угодно и легко налаживать связи. И пока он не решил однозначно, на чем именно он хочет сосредоточиться — на пении, читке или продюсировании — нашим приоритетом будет всесторонняя экспансия.

П: Большие артисты из различных стран слушают мою музыку. Я говорю о реально больших. The Prodigy слушают мою музыку, The Script, топ-рэперы Польши и Португалии. Я работаю с рядом сидящим парнем — он тоже слушает мою музыку.

О: Даже русские артисты, которые не нравятся мне, слушают его музыку.


Почему же твой продакшн так редко можно услышать в песнях других русских рэперов? Припоминаю лишь две у L’One.

О: Просто Порчи заперт в подвале и продюсирует только для меня! Да не, на самом деле я всегда поддерживаю его работу с другими артистами. Раньше еще давал какие-то советы в плане того, с кем имеет смысл работать, но теперь он и сам ориентируется в нашей урбан-сцене.

П: Всё проще: у меня куча дел. Я пишу свои песни, продюсирую свои песни, езжу на гастроли, работаю с артистами из других стран. Времени не хватает. Я нередко выступаю в качестве сопродюсера у других русских битмейкеров. Так, я помогал с написанием музыки Жаку-Энтони, Loqiemean и другим.

О: Loqiemean — супер-крутой! У него вот-вот выйдет релиз “MLDB”, там будет много наших ребят. Вокруг нас появляется все больше людей, с которыми нам приятно работать. Повторюсь, как человек, которого долгие годы окружали сомнительные персонажи, я начал ценить в людях не только талант, но и вайб, настрой, который они привносят. Конструктивный вайб. Что бы обо мне ни думали окружающие, но те, с кем я общаюсь и работаю вместе, знают, что я вовсе не негативный тип. И от других я жду того же. Талантливый человек, приходящий при этом с негативным настроем — с завышенной или заниженной самооценкой, с желанием самоутверждаться за счет других или наводить свои порядки в чужом монастыре — скорее помеха, чем находка. Раньше я этого не понимал. Сейчас, видя талантливого человека, чьи человеческие качества меня смущают, я всегда держу его на расстоянии, даже если мы сотрудничаем.

П: Я всегда говорю: “Нахрен негатив!”. Люди, несущие негатив, не выживают в нашем бизнесе, даже если поначалу кажется, что они выигрывают.

О: Опять-таки, просто быть позитивным челом тоже недостаточно. Ты, блядь, в первую очередь должен быть талантливым.

П: Конечно, просто не нужно быть фальшивым. Ты не можешь каждый день ходить улыбаться и быть со всеми обходительным. Не подумай, что мы какие-то хиппи. Речь об адекватности.


То есть “семья” будет расширяться?

О: “Семья” — это мы вчетвером-шестером максимум, причем это уже считая наших друзей, не занимающихся музыкой. Не надо смешивать семью с тем, что называется “extended family”. Когда я говорю о новых позитивных и талантливых ребятах вокруг нас — считай, что я говорю о кузенах. Это все-таки не родные братья: кузены могут быть близкими, а могут не быть, ну ты понял. Это процесс привыкания друг к другу. И вот сейчас у нас появляется всё больше таких двоюродных-троюродных братьев, с которыми мы хотим сотрудничать, которых я хочу продвигать. Я ведь не хочу быть жадным относительно своих информационных ресурсов. В каждой соцсети, где я зарегистрирован, на меня подписано более трёхсот тысяч пользователей. Было бы смешно, используй я такой ресурс лишь для себя — я и так постоянно выкладываю ссылки на всякую всячину, но хочется помогать стоящим людям инфоподдержкой уже более целенаправленно. Но ты же знаешь, что я думаю о лейблах? Коммерческих структур в музыке и так навалом. Я хочу подойти к этому вопросу с другой, менее прагматичной стороны. У нас зреет единый, хоть и пестрый фронт, эклектичное движение талантливых артистов, где будет представлен не только рэп, но и электронная и гитарная музыка, изобразительное искусство и многое другое, зачастую взаимоисключающие штуки даже. Хочется, чтобы происходил обмен творческой энергией, этакий взаимообогащающий процесс, а не контрактно-лейбловая история. И первые плоды такого сотрудничества появятся уже в этом году, уже очень скоро. Kultizdat, baby!


Порчи, всегда хотел узнать, почему вы с Мариной Кацубой сделали одинаковые татуировки?

П: (смеется). Татуировка с числом “22”, да. Эти цифры сопровождают меня всю жизнь. Стоит мне увидеть на циферблате часов “22:22”, всегда думаю про себя: “Четырнадцать миллионов, четырнадцать миллионов”. Столько бабок я в итоге хочу. Всю жизнь хотел себе такое тату. Во время первого моего визита в Россию, Мирон познакомил меня с Мариной, и сразу при встрече она подарила мне сборник своих стихов, озаглавленный “22”, представляешь? Я офигел. Говорю: “Ты шутишь? Что происходит?” Она сказала, что это тоже её счастливое число и предложила: “Может, нам стоит сделать с ним татуировки?” А почему бы и нет! Это же приключение! Говорю: “Мы с тобой только что познакомились. Ты крутая. Почему бы нет?” Это был спонтанный порыв, а на тот момент у меня ещё не было большого количества татуировок. Мы таким образом установили коннект, теперь она моя тату-сестра (смеется).

О: В таком случае у меня штук сто тату-братьев и тату-сестер по всей России, с которыми я даже не знаком, но которые перебивают себе мои тату.

П: Ты их тату-отец, получается.

О: Нет! В таком случае я от них отрекаюсь.




Совместная песня артистов, одной из главных тем которой является преодоление творческого кризиса.


Порчи, расскажи об интернациональной команде, поработавшей над “King Midas”.

П: Она настолько большая, что я буду сортировать участников по странам. Россию представляют Loqiemean, Жак-Энтони, ATL, Oxxxymiron, I1, ОХРА, stereoRYZE, и это далеко не весь список. Англию — Kaze Beats, Dope x Broke, Jerome Da Chef, ещё со школы являющийся моим лучшим другом, именно он научил меня читать рэп. Sane Beats, который также спродюсировал нашу с Окси песню “Earth Burns”. Jimbo Barry, работающий с The Script. Zeph Ellis, более известный как Dot Rotten — человек, с которого я всю жизнь брал пример, и который известен всем, кто следит за граймом и британской музыкой в целом. Он всегда мог сделать что угодно: продакшн, припев, крепкий рэп-куплет. Все эти годы я работал по его схеме — и мы в итоге посотрудничали на одной из песен микстейпа. Круг замкнулся. Еще одна моя школьная подруга Sasha Claxton, актриса. Damien из дружественного коллектива Regime.

О: Невероятный тип, кстати, хоть и малоизвестный! Он вроде как работает моделью, а ему бы заняться музыкой плотнее — получается очень сильно.

П: Польшу представляют Popek, Matheo. Над альбомом Popek мы работали несколько лет назад, помните дикий клип “Pain Be My Guest”? Куплет оттуда я всегда читаю на концертах. Matheo — это польский Timbaland, артист, с которым все хотят работать.

О: Причем, с Timbaland’ом он тоже работал.

П: А теперь работает со мной! Из Риги — продюсер Sillins Beats. Португалец Jaime Menezes, участник коллектива Dope x Broke, соавтор музыки к “Кем ты стал”. Есть ещё австралиец SickDrumz.

О: И он это все называет микстейпом, понимаешь?! Хотя это все авторский материал, написанный специально для “King Midas”.


Почему сам не спродюсировал собственный релиз?

П: У меня типичная болезнь продюсеров: я не люблю, как звучит мой голос на моих же инструменталах. Продюсеры терпеть не могут продюсировать свои же песни. Тем не менее, я к этому приду, ведь в таком случае буду руководить процессом от и до.


На твоей Soundcloud-странице я увидел название “Caught A Star”. Покопался — и обнаружил инфу, что это созданный тобой продакшн-тим. Расскажешь о нем?

П: Я собираю свою армию битмейкеров по всей Европе, наращиваю войска. Нахожу удивительных битоделов, которым и 18 лет не исполнилось. Битмейкеры всё молодеют. Это почти как история с 5-летним сыном Swizz Beatz, спродюсировавшим песню на последнем релизе Кендрика. Настоящие вундеркинды!

О: У названия “Caught A Star” интересная история. Наш общий лондонский знакомый — не будем называть его имя — был очень раздражен из-за того, что мы не отвечали на его звонки и имейлы во время нашего длительного гастрольного тура. Из-за занятости, конечно же. Он офигенный парень и отличный друг, но в тот момент он подумал, что мы поймали звезду. А он — русский и не очень хорошо владеет английским. В общем, когда мы сами же его вызвонили и призвали к ответу за сказанные в наш адрес не шибко лестные слова, он пытался объяснить это Порчи на английском, но перевел идиому “поймать звезду” дословно, “caught a star”. Порчи нифига не понял, конечно же, ведь такого выражения в английском не существует, пришлось объяснять. И мы тогда с Порчи одновременно прикинули, что эта фраза звучит по-английски довольно-таки круто и необычно. Тогда же он решил, что его продакшн-тим будет называться именно так, а Луперкаль нарисовал к нему логотип со звездой, зажатой в кулаке. Это крутая история, потому что нечто конструктивное родилось из негатива. Опять.


В одной из песен микстейпа есть строчка: “Не понимаю, почему все набиваются ко мне в друзья”. Это такая уж проблема для тебя?

П: Это непросто объяснить. Да, все внезапно захотели дружить, потому что я вроде как известен и провожу много времени с определенными людьми. Большинство из таких набивающихся в друзья людей делают это вовсе не из искренних побуждений. Это дико! Я понимаю фанатов, которым нравится музыка, и которые хотят сделать селфи и заговорить с тобой. Но кроме них есть целая категория людей, которые постоянно тебе названивают и злятся, если ты им не отвечаешь, считают, что ты им что-то должен.





О: Большинство забавных ситуаций возникает из-за того, что люди не догадываются о том, что Порчи хоть по-русски и не говорит, но многое понимает. Плюс он весельчак, но далеко не клоун, и не обязан никого увеселять, а люди порой не чувствуют эту черту и садятся на голову. Таких приходится обрубать, если они не понимают вежливых намеков.

П: Я — парень веселый, но веселым нельзя быть всегда. Доходит до того, что ко мне начинают докапываться: “Эй, ты почему такой серьезный сегодня?”

О: У нас у обоих есть, скажем так, тёмная сторона, у каждого своя. Она составляет, по меньшей мере, половину того, кем мы являемся. Думаю, это еще одна из причин, почему мы сдружились. Но окружающему миру мы эти стороны стараемся не показывать, зачем грузить людей. И недалекие люди порой решают, что Порчи этакий светлый дурачок. Это очень забавно.

П: Я люблю прикинуться дураком, тогда те, кто втайне желают зла, моментально выдают себя, думая что я нихера не понимаю, тем более в чужой стране на чужом языке. Но я очень хорошо умею различать характеры и типы людей, считываю язык их жестов и мимику.

О: Да, кстати, проверено не раз. Это для всех, кто думает, что мы не замечаем их двуличности, например. Точно так же, если я вежлив и доброжелателен в общении — а я стараюсь быть таким всегда — то это ещё не значит, что мы братья. Я вам не друг, не знакомый, я просто стараюсь вести себя как профессионал.


А от тебя ждут чего-то другого?

О: Многие почему-то ждут негатива и снобизма. Если же в ходе общения на их негатив или подколы ты отвечаешь невозмутимым позитивом, многие люди начинают думать, что ты от них без ума. А когда они так думают, начинают позволять себе еще больше и наглеть. Мы с Порчи легко можем схавать неприятный комментарий, забить на конфликты и махнуть рукой, позволив человеку быть таким говном, каким он захочет, почувствовать себя королем положения. Наше эго в сравнении с эго таких людей невелико. Но вместе с тем существуют границы, и когда последняя из них пройдена, человек для меня попросту перестает существовать, без права реабилитации. И поверь, люди, которые попали в эту зону, слишком хорошо знают, о чем я говорю.

П: Я куда импульсивнее. Я же из Португалии, это в крови! Если кто-то пересекает черту, я тут же ставлю его на место. Порой я даже не отдаю себе отчет в действиях — сначала делаю, потом думаю. Это плохое свойство, но оно не раз мне помогало по жизни.

О: Это не мое. Но и мстительным меня не назвать. Есть древняя китайская пословица, из даосизма, которую мне рассказал отец, когда я был маленьким: “Если долго сидеть на берегу реки, можно увидеть труп проплывающего врага”. Это принцип, по которому я стараюсь жить, и которому я пытаюсь обучить Порчи.

П: Не, братан. Это не по мне. Я лично эту реку трупаками наполню (все смеются)!


Порчи, на “King Midas” есть песня “1703”, в которой сказано, что в этом баре у тебя пожизненный абонемент бесплатного алкоголя. Это правда?

П: Нет, но после такой песни я рассчитываю на это! Больше тебе скажу: именно я нашёл это место, бар “1703” (место проведения баттла Versus — прим. редакции). Это произошло в ту же ночь, когда Окси познакомил меня с Кацубой. Мы всю ночь отрывались, и в районе 7 утра пьянющими оказались на улице, где расположен бар. Я увидел вывеску и говорю: “Давайте все пойдём туда!” Они меня стали отговаривать, прикинь! “Порчи, ну зачем? Не ходи!” Я открываю дверь и с порога кричу: “What’s up!” Бармен ответил мне на английском, я поворачиваюсь к Окси и Марине: “Идём внутрь, тут разговаривают по-английски!” После этого мы стали туда наведываться еженедельно.

О: Это происходило еще задолго до старта Versus, весной 2013. Именно Порчи рассказал Ресторатору и другим про этот бар. Благодаря ему Versus пришёл сюда.


Слушай, для тебя в таком случае бар действительно должен быть бесплатным.

П: Вот и я о том же! Уверен, мой новый трек будет там играть каждые выходные.


Насколько с тех пор изменилось это место?

П: (все смеются) Мы убили бар. Буквально. Люди совершают паломничество туда, чтобы нас встретить. Блин, раньше это было моим любимым местом отдыха, а теперь, чтобы протиснуться к барной стойке, мне нужно пройти через двадцать “А можно селфи?”.

О: Мы не думали о таком повороте, косвенно рекламируя это место. Оно и прежде не было клубом для избранных, но об этом месте мало кто знал. Очень простой, очень крутой андеграунд-бар, обладающий в то же время уникальным вайбом.

П: Я засыпал в нём не один и не два раза. Меня тормошили, говорили: “Ещё по одной!”, мы выпивали, и я обратно засыпал, сидя за столом.

О: В моей жизни был такой период — длился он где-то год-два — когда я пил каждый день. Не выпивал, а пил. К тому моменту Порчи уже присоединился к нам в России. В общем, я нередко в этом баре, как бомж, оставался ночевать.

П: То же самое! Два дня подряд мог оттуда не выходить.

О: Тем не менее, никто не знал об этом месте. Если честно, всё разрушил даже не я, а Versus. Поначалу, когда они захотели баттлиться в нём, мы подумали: “Почему бы и нет?” Тогда же никто не знал, что Versus так взлетит. Плюс всё стало совсем мрачно после моей татуировки, тут я сам виноват.

П: Сейчас этот бар как музей!

О: Да, а мы в нём — экспонаты. Мы его по-прежнему любим, много людей там постоянно зависают, но теперь, если я захожу туда вечером в субботу, — это как фотосессия. Если бы я писал книгу о своей жизни, “1703” был бы отдельной её главой.


Когда вы были там в последний раз?

П: На прошлой неделе.

О: Да? Я тоже (все смеются). Сейчас будет отмазка: я забежал днём буквально на полчаса. Мне нужно было отдать кое-что бармену, моему хорошему другу — но даже в такое не особо барное время меня там перехватили ребята, чтобы сделать фото. Это круто, но бар мы потеряли.

П: Слушай, моя PS4 сейчас там. Пока я работал над микстейпом, решил отнести её, чтоб не отвлекаться.


Порчи, многие интересовались, превратишь ли ты когда-нибудь мем “Крыса-стукач” в полноценную песню?

П: А-а-а! Всё может быть. Жизнь — штука непредсказуемая.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
"Откройте топ-50 песен вк, топ-100 Aplle Music и iTunes. Там огромное кол-во песен Элджея и нет песен Федука".
UPD: по вопросу высказался Ильич из Little Big — и жестко высказался!
Возможная причина смерти — передозировка.
Обложка от Scut36, музыка от Dark Faders — все необходимые атрибуты учтены.