Тексты
Николай Редькин

Катя Павлова (Обе Две): "Музыку делать — это же не доски строгать"

8 марта The Flow отмечает тем, что берет интервью у Кати Павловой, вокалистки хорошей инди-группы Обе Две
Комментарии
0

У екатеринбургcкой группы Обе Две непростая история. Она выстрелила в начале "десятых", выпустила отличный альбом, где инди-рок сходился с диско, поехала по концертам. В этот же момент в группе начались противоречия, и она распалась. После этого ее вокалистка Катя Павлова пробовала себя в электронике и играла на басу в группе Окуджав — а теперь вернулась с новой пластинкой, записанной уже совсем другим составом.

И анонсировала концерты в московском клубе "RED" и петербургском "Космонавте" — больших залах, где выступают группы типа Касты и 25/17.  Мы  послушали новый альбом — нам понравилось. Чтобы вы лучше понимали, что это за музыка и для кого она, предлагаем почитать наше интервью с Катей.


Ты в Москве три года живешь. Успела полюбить город?


Я же по любви сюда переехала. Не по любви к городу — по личной любви (смеется). А город уже полюбила постфактум. Мне вообще, классно, понимаешь. Не знаю, какие проблемы могут быть у людей с Москвой.

Чем здесь занимаешься?


Всеми своими группами. И домом. Больше ничем не занимаюсь — да и времени ни на что больше не хватает.

То есть музыка — твое основное занятие?


Я же иждивенка. Счастливая иждивенка (смеется). Но вообще, да. Обе Две — мой основной проект.

Сейчас, получается, у него второе рождение?


Да. Я бы не стала записывать просто одну песню, для собственной радости. Когда я поняла, что готова, то решила делать все и сразу. Пришло понимание, что я готова, силы набрались. У меня было тяжелое расставание с этой группой, я в принципе не была уверена, что когда-нибудь продолжу.


Песня "Zaraman" — первый сингл с новой пластинки





Обе Две из театра же выросли изначально, правильно?


Если совсем абстрактно, широко и художественно, то можно и так сказать. Театр этот был при школе — он до сих пор существует, и моя сестра там теперь всем заправляет. Мы в него ходили — ну примерно как за дополнительным образованием. Потом мы стали играть в старшем составе, и в этот же период стали сочинять песни с сестрой. А она осталась там работать, и теперь у нее уже свои составы актерские. Группа не была при театре, это была наша параллельная деятельность. Просто мы там много времени проводили.

С поэтом Пинжениным вы тогда же познакомились?


Году в 2004 — то есть уже лет 10, получается, знакомы. Он к театру отношения не имел, но когда мы подружились, то пригласили его поиграть с нами в одном музыкальном спектакле. Почитать стихи, попеть песни.

Ты в курсе, что он сейчас судит популярнейший хип-хоп баттл?


Да, он рассказывает мне время от времени. Рассказывает, что однажды его пригласили поучаствовать — с тех пор его стали в два раза чаще узнавать на улицах (смеется). Причем я про этот баттл ничего не знаю.

Что было в Екатеринбурге, когда вы начинали играть? Какую музыку все слушали?


Помню, что когда мы уже сознательно делали группу и сочиняли песни к первому альбому, открылся клуб “2 Ку”, и мы познакомились с Сашей Гагариным из группы Сансара. Конечно, в тот момент он был моим проводником — про тусовку, про музыку мне рассказал. До этого я могла только читать журнал “Афиша” и слушать то, что мне ребята подсовывали.

Было ощущение, что в городе идет новая музыкальная волна?


Я такие моменты обычно не отслушиваю, у меня немного другой склад ума. Я не умею анализировать процессы, которые вот прямо сейчас происходят в культуре, в экономике, в умах. Но говорят, что было. Я не раз читала про “третью волну уральского рока”. Но мне кажется, это все так относительно — люди просто берут и думают, как бы обозвать то, что сегодня происходит.

Когда ты поняла, что вы популярны?


Популярность — это тоже очень относительная штука. Я бы так сказала: я поняла, что у нас все получилось, в тот момент, когда мы смогли уволиться с работ и переехать в Москву. То есть нам хватало заработка нашей музыкой на то, чтобы есть, снимать жилье и покупать какую-то одежду. Заправлять машину. А момент понимания популярности, успеха — такого со мной не происходило.


Как это было: 2011 год, Обе Две выступают в программе Первого Канала "Красная звезда"




И потом вы на самом пике популярности распались. Почему?


Мы пытались еще год примерно продолжать. Но были неразрешимые личные противоречия, а когда людям тяжело друг с другом рядом находиться — ну, сам понимаешь. Музыку делать — это же не доски строгать. Да и доски даже строгать не очень комфортно. В общем, мы поняли, что не вывозим, и было принято решение завязывать.

Как бы ты сама объяснила, в чем разница между первым альбомом и вот этим, новым?


Я, с одной стороны, слышу, что это альбом одной группы и песни, написанные одной девочкой. С другой стороны, песни в 23-25 и песни в 30 лет разные. И слава богу, что разные! Мне кажется, вот это и есть главное различие.

Мы про группу Окуджав так и писали — “песни людей 25+”.


Да, мне кажется, это достойно. Я прямо чувствую, что мне 30 лет — и мне кайфово.


Так звучит группа Окуджав. Вот что мы про нее писали в итогах года: "Трое музыкантов, в разное время участвовавших в группах Пилар, Обе Две и La Vtornik, записали альбом про то, что чувствует молодой человек в возрасте “около тридцати”


На каких инструментах ты сейчас играешь?


Я вообще не инструменталист. То есть я играю только на басу в Окуджав и понимаю, что ни в какой другой группе играть не хочу. Да и то я такой, весьма условный басист. Это моя увлекательная игра.

Долго училась этому?


У меня было мало дел и много времени: сидела и занималась, сидела и занималась. Мне кажется, так и не научилась — надеюсь, что все впереди. Сейчас вот раскидаюсь с делами, позанимаюсь еще. А вообще, я окончила музыкалку по “фортепиано”. Но мне пока жилплощадь не позволяет ставить его дома. Если бы я страстно этого желала, я бы, конечно, сделала. Но мне надо для радости, раз в месяц на часик подойти к инструменту — поэтому попозже.

У тебя же еще есть проект с электронщиками Alpha Beta. Расскажи про него!


Мы с ребятами были знакомы, но весьма шапочно — просто знали, как друг друга зовут, и здоровались при встрече. И они мне однажды просто предложили попеть. “Не хочешь попеть у нас?” — говорят. А мне электронная тема была интересна, но никогда не приходилась ко двору. Ну и сама я бы никогда не стала этим заниматься, а ту все получилось легко! Я спела в наушник, что хотела, им понравилось. Решили сделать такой эксперимент.

Это востребовано было?


Было, но тут другая тема. Мы живем все в разных городах и не имеем возможности толком развиваться. Было классно отыграть несколько концертов подряд, потом стало понятно, что надо что-то менять. Что мы дошли до определенной… стадии. Не знаю, может, что-то случится — и мы сделаем что-нибудь новенькое. А пока стало скучно, и мы отвлеклись на другие проекты.


Alpha-Beta — проект, в музыке которого слышно влияние Daft Punk и вообще французской электроники

 

Ждешь, что Обе Две снова выстрелят? Я посмотрел, концерты ведь в очень больших клубах анонсированы.


Мы заканчивали в этих клубах, понимаешь? Мне страшно, да, но мне всегда страшно. Я всегда готовлю себя к тому, что придет 10 человек. С другой стороны, я очень хочу рискнуть.

Бывало когда-нибудь, что 10 человек приходило?


Нет. Разочарований пока не было.

Сложно женщине на гастроли ездить? Я часто от мужчин слышу жалобы, что тяжело по стране турить.


Я туры ненавижу! Люблю выступать, но так, чтобы дать два-три концерта, а потом вернуться домой, пожить своей жизнью. Через неделю я снова могу куда-то ехать. Вот так я люблю. Однажды мы в Украину ездили на три недели. Это было прикольно, потому что все равно получалось такое заграничное путешествие. У нас там появились друзья, была весна, мы хорошо проводили время. А так, мы съездили пару раз на поездах, и я сказала: “Нет, давайте по-другому это будем делать”. Хотя с экономической стороны а поездах выгоднее, конечно.

Я же еще очень капризная в быту! Мне хрустальные люстры, конечно, не нужны, но нужна, скажем, отдельная ванная. Иначе я прямо страдаю. Могу стиснуть зубы и потерпеть, но недолго.

Когда ты пишешь песни, первыми слова или музыку придумываешь?


А у меня это одно тело. Я к этому стремлюсь постоянно. Не пишу так, чтобы был написан текст — а потом к нему мелодия. Мне нужна ритмика, мелодическая ритмика, которую я делаю всю разом.

На английском смогла бы спеть?


Нет. Не могу на нем ни думать, ни говорить. У меня вообще нет такой потребности и необходимости.

Книга, которую прочитала последней?


Вообще, мне очень стыдно: я уже год таскаюсь с “Улиссом”. Сначала его потеряла, потом снова нашла, потом у меня появилась машина — а за рулем особо не почитаешь, это не метро. Так что я теперь его читаю только в самолете, когда лечу. Мне осталось 250 страниц, на самом деле. Удивительная книга: ты забываешь ее на месяц, совершенно теряешь нить, открываешь с другой страницы — и снова погружаешься, и снова хорошо.

Какая у тебя машина, кстати?


Honda Civic 1994 года. Я фанат своей машины, очень ее люблю.

И сколько платьев?


Не знаю! (смеется). Но я поспокойнее сейчас стала в этом смысле. Просто у меня в Екатеринбурге швея, а здесь — нет. У нас с ней был такой художественный процесс, который на расстоянии просто невозможен.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Из этого выпуска можно узнать, что готов сделать Kizaru ради хайпа. Спойлер: убить коллегу.
“Дочке нравятся песни Pharaoh, но она пока стесняется мне говорить” — об этом и о главной беде сегодняшнего рэпа.
Знакомимся с 12 участниками, чьи баттлы мы будем смотреть ближайший год. И голосуем за лучшего!
Отличи одну безумную цитату от другой!