Тексты
Интервью: Лёша Горбаш

Мальбэк и Сюзанна: "У нас дома нет дверей, потому что мы все выбили"

Большое интервью с людьми, определяющими звучание поп-музыки на русском в 2018 году.
Комментарии
0

До выхода альбома "Новое искусство" группа Мальбэк была просто симпатичной, интересной, приятной. После — стала симпатичной, интересной, приятной и популярной. Ключевую роль в этом прорыве сыграли песни "Равнодушие" и "Гипнозы", записанные совместно с певицей Сюзанной. Которая в 2017 также отметилась дебютным альбомом "Та самая". У Мальбэк осенью-2017 вышел второй за год релиз "Плакса".

К весне Мальбэк и Сюзанна успели выпустить ещё несколько отличных клипов и поехали в первый масштабный тур. Дальше — полноценный совместный альбом и выход на ещё более широкую аудиторию.

Мы поговорили с участниками о том, как сочетаются творчество и семейная жизнь, что не так с новой поп-музыкой на русском и почему интро к клипу "Плакса" — это не постановка.


— Вы сейчас едете в свой первый масштабный тур. Есть волнение?

Рома: В плане выступлений мы перфекционисты. У нас есть определённый идеал — и наш тур будет далёк от него.

Сюзанна: Можно прийти на концерт и посмотреть, как мы всё уродуем.

Рома: На Москву и Питер заказали красивые проекции, свет. Конечно, хочется делать крутые глобальные шоу. Как, например, у Stromae. У него прикольные лайвы: проекции, маппинг, лазеры. Мы всё прекрасно понимаем и следим за этим. Но когда просчитывается бюджет шоу, это возможно, только если у тебя от тысячи человек на концерте. А если у тебя 300-500 человек, можно обойтись только проекциями и светом, который есть на площадке.


— В прошлом году после “Равнодушия” и “Гипнозов” на вас упал успех. Был момент перехода и адаптации к нему?

Рома: Какого-то прямо перехода не было. Просто начались концерты осенью. Начали больше выступать, писали новые песни. Скорее у людей появились свои ожидания. И сейчас мы в полной мере не можем позволить себе всё, что хотим. Но это нормально.

Сюзанна: Благодаря выстрелившим трекам появились индивидуальные темы, которые мы стараемся развивать. И нужно им следовать.





— Появилось давление? Вот, теперь нужно написать ещё один хит.

Рома: Такие песни уже есть. Просто у нас не было такой цели — написать и выпустить. Сейчас мы хотим сделать полностью совместный с Сюзанной альбом, в котором будет концентрация таких песен.

Сюзанна: Просто кайфово вместе делать, да, Саша? Он получает удовольствие от каждой секунды творения вместе. Так сложилось, что совместные усилия рождают не только хиты, но и песни, которые просто приятно слушать. Это ответ на вопрос.

Рома: Когда мы сняли клип на “Равнодушие”, этот трек заходил людям и до этого. Но “Гипнозы” не были популярны, пока мы не выпустили клип. Трек полгода висел в интернете. И на втором альбоме есть песни вроде “Мир полон войны”: если её визуализировать, это тоже песня, которая соберёт много просмотров. Как и дурацкая песня “Стильный бит”.

Сюзанна: В нашем случае визуализация является мощным инструментом, чтобы передать музыку людям, чтобы она укоренилась и прижилась в их восприятии. Как в зародыше.


— Вы сказали про полноценный совместный альбом. Каким он будет?

Рома: Хотим сделать лучший русский альбом за последние 10 лет. Максимально и на совесть реализовать потенциал, который сложился у нас с Сюзанной. Сделать историю “мальчик-девочка”, но серьёзно и круто. Раньше мы не планировали что-то делать вместе. Но попробовали и получилось — понимаем, что можем и чего не можем. Максимально выразить наш с Сюзанной симбиоз через новый альбом. Будет скорее альбом-отрыв, более танцевальный и дерзкий.


— Я верно понимаю, что Саша написал всю музыку и на сольный альбом Сюзанны?

Сюзанна: Нет, это неправильно.

Саша: Вместе с Сюзанной мы написали всё, кроме “6 секунд”. Его Сюзанна сделала вместе с Артёмом Shumno.

Сюзанна: Саша — тот человек, которого я заставляю играть те партии, которые потенциально слышу. А если он не справляется, то я нервно тыкаю своими пальцами. Наседаю и заставляю его чувствовать себя дискомфортно. И из этого получается музыка, которая мне очень нравится.





— К чему веду: насколько сложно записать три альбома за год?

Саша: Нас трое. И мы делаем всё коллективно. Нет такого, чтобы я просто сидел и накидывал биточек.

Рома: Мы видимся и всё делаем вместе. Саша придумал музыку и мелодию к песне “Плакса”, потом я написал слова. Какие-то песни мы пишем вместе. Были варианты, когда мы с Сюзанной сделали набросок и скинули Саше, а он уже что-то из этого сделал.


— То, что Саша остаётся в тени — это осознанное решение?

Рома: Почему в тени?

Сюзанна: Пусть Саша ответит на этот вопрос.

Саша: Сейчас был период, когда треки, которые мы визуализировали, по своему концепту были больше историей про двоих. Сейчас идут другие клипы. Та же “Не твоя вина” недавно вышла, где я вроде как главный персонаж, плюс у меня свой парт. Дальше я буду светиться больше.

Рома: Нельзя сказать, что Саша был в тени. Все интервью и фотосессии мы делали вместе. В тени — это когда у нас группа, но я один даю интервью и фотографируюсь везде один. Изначально, когда мы начали публиковаться, в том числе у вас, было понятно, что Мальбэк — это два человека. Просто для слушателей, особенно в России, проще воспринимать центральных персонажей. Саша сам по себе скорее интроверт — и это нормально. Сейчас мы стали больше его снимать. В последнем клипе он был, в “Стильном бите” он будет.


— Слышал мнение, что “Новое искусство” — концепт-альбом. Правда или домыслы фанатов?

Рома: Нет, это бред.

Сюзанна: Это как синие занавески на окнах у преподавателя литературы, наверное.

Саша: Когда мы собирали финальный треклист, попробовали подогнать какую-то историю под него. Но это больше ради шутки. На самом деле, мы не пытались вложить полноценную концепцию. Просто хотели записать прекрасный альбом.

Рома: Там в принципе есть только 3-4 песни, которые конструкцией напоминают именно песни. Тот же трек “Новая” мы написали с Сашей, а потом зашли к Вите БЦХ. Он доделал музыку, записал и свёл треки “Новая” и “Повезло”. Они довольно андеграундно звучат и там слышно его влияние.





— Как вы придумали интро-сцену к клипу “Плакса”?

Рома: Мы её не придумали.

Сюзанна: Мы сильно поругались и не разговаривали 4 дня. Ну как, я с ним не разговаривала. Это не постановка, а момент ссоры, который зафиксировал наш уже постоянный режиссёр тире муж моей сестры Семён Багиров. Он был с нами в поездке в Сербию.

Рома: Мы приехали в Белград и поругались там на главной улице. У Семёна с собой была анаморфная линза, и он удачно обошёл вокруг нас и снял этот момент.

Сюзанна: Во-первых, я была не в восторге от того, что это было снято. Во-вторых, от того, что это вошло в клип.


—То есть, ты узнала об этом уже после выхода клипа?

Сюзанна: Нет, но меня поставили перед фактом: “Мы это возьмём”. А я ценю художественный замысел и согласилась: “Ладно, как хотите”.

Рома: Я сейчас не смотрю этот клип. Некоторые клипы пересматриваю — а из-за этой сцены не смотрю. Мне нравится идея с интро перед клипами и мы подумали, почему бы не сделать интро и перед “Плаксой”. Тем не менее, эта штука — настоящая. Она немного вульгарная с точки зрения происходящего, но она объясняет людям сам клип, потому что он получился скомканным в плане идеи. Он красивый, но там нет сценария, который предполагается тизером.


— Насколько семейная жизнь помогает творчеству? Или наоборот, отвлекает?

Сюзанна: И то, и другое, и третье. Это смешанная ситуация, где ты можешь чувствовать и отвращение, и благодарность, и радость, и огорчение от того, что всё это связано. Комплекс впечатлений.

Рома: Мы стараемся заниматься не только музыкой. Ходим на йогу, бокс, какие-то ещё вещи, помогающие стать лучше и контролировать себя. Работаем над тем, чтобы нам всё время было комфортно вместе. Сложно, но в нашем случае это возможно.


— Как себя чувствует Саша, когда находится между двух огней?

Сюзанна: Сначала он убегал, когда думал, что мы скоро будем драться, и какое-то время не брал трубку. Кстати, у нас дома нет дверей, потому что мы все выбили. Саше сперва было тяжело, но сейчас мы реже ссоримся.

Рома: Мы ссоримся, только когда ничем не заняты.





— Вы один раз погуляли в Киеве, потом через какое-то время встретились в Москве — и поженились через четыре дня. Как такое случается?

Сюзанна: Очень давно я написала Роме, что у него нормальные фотографии — он фотографировал тогда и бросал снимки вк. Потом я забыла о его существовании, а он в 2015 году приехал в Киев, где я жила. Он написал, мы встретились, погуляли по Киеву, выпили по коктейлю. Я пела, показывала волосатый живот. Затем мы расстались и не виделись какое-то время.

Рома: А потом я случайно встретил её в Москве. Дёрнул за рукав — и всё. Взял номер и потом созвонились.


— Как родственники отреагировали на новость о свадьбе?

Сюзанна: Спросили, почему так быстро. Беременна ли я. С чем связана такая спешка. Что меня сильно оскорбило. Хотя я понимаю, не все женятся на четвёртый день после знакомства. Вы просто провели вместе 4 дня и решили подать документы в загс. У Ромы адекватная семья, которая принимает все его решения, как верные и разумные. Потому что он самостоятельный и неглупый мальчик.

Рома: В целом все нормально отреагировали. Спрашивали, может, стоит подождать. Но в остальном вопросов не было. Помогли организовать мало-мальскую свадьбу. Мы сперва вообще не хотели праздновать, но потом всё-таки позвали друзей, о чём пожалели.


— Вы много и подробно отвечали на вопросы про стрельбу на съёмках клипа Хаски. С какой ещё жестью сталкивались на съёмках?

*Мальбэк и Сюзанна сняли для Хаски клип на песню "Пироман". Во время съёмок по ним открыли стрельбу, в результате которой несколько человек, включая Хаски, получили пулевые ранения. Весенний тур артиста был перенесён на осень — прим. The Flow.

Сюзанна: Ничего интересного больше не происходило, поэтому мы часто рассказываем эту историю.

Рома: Про историю с Хаски. Сначала всех просили об этом не говорить. И мы молчали. Так-то надо было и нам какой-то хайп с этого получить.

Сюзанна: В основном люди просто не делают то, что должны.

Рома: Мы снимали клип рэперу Roz про горящие кроссовки в заброшенном бассейне. Потом там ещё L’One снимал свой клип. Короче, мы подожгли кучу кроссовок в бассейне, а через какое-то время поняли, что там невозможно дышать и вообще находиться. Чуть не отравились этим бензином.

Сюзанна: Была жёсткая гарь. Кроссовки же резиновые, всё тлеет. Смрад жёсткий, задымленность.





— Поступали предложения, от которых вы отказывались?

Рома: Прямо отказов не было, просто не складывалось. Обращался Артём Пивоваров, Тати — не самые топ-артисты. Поступают предложения, но мы это все переводим на Семёна, который снимал “Плаксу” и “Равнодушие”, “Не твоя вина” и грядущие работы. Стараемся осуществлять минимальный продакшн в плане локаций и идей, а он уже работает. Нам просто не очень хочется снимать российским артистам. С Хаски было интересно.

Сюзанна: Просто потому что он сам интересный. Для того, чтобы снять сцену, где он ныряет лицом в воду, достали прозрачный пластиковый контейнер в магазине домашней утвари, набрали тут чистой воды. Поставили его на два стула на нашей кухне и заставляли его нырять. А потом контейнер упал.

Рома: Мы вместе с Сашей, Хаски, Андреем Ореховым (менеджер Хаски, прим. The Flow) и всеми людьми, что там были, ещё долго вычёрпывали воду.


— Приходилось снимать свадьбы и корпоративы?

Рома: Есть компания, для которой мы снимали. Они производят правильное питание, название не можем называть. Такая зелёная компания.

Сюзанна: Было забавно. Мы накладывали блики на тюбики, чтобы они блестели, когда проезжает камера.

Рома: Я бы не сказал, что у нас пошла история с видеопродакшном. Были какие-то идеи, сняли Давиду Бинтсене клип “Счастье”. Довольно стильный, как мне кажется. И мы дальше что-то снимали-снимали, но это не пошло здесь. Много проектов, которые в итоге не выходили. В какой-то момент переключились на музыку. И сейчас занимаемся видео, но на более серьёзном уровне.


— Но себе вы по-прежнему снимаете всё сами.

Рома: Клип на “Плаксу” — это наша с Семёном идея. Решили поехать в Белград снять клип. Там есть локации, где Люк Бессон снимал “13 район”. Едем туда, проводим неделю и знакомимся с местными. Подходим к фанатам “Црвены звезды”, а они, оказываются живут на крыше, которая нам нужна. Так там и оказываемся.

С клипом “Не твоя вина” помог наш друг, который занимается поиском кинолокаций. И он нам подкидывает самые свежие места. Эта локация нам очень понравилась и мы там сымпровизировали. С “Равнодушием” тоже было так — нашли с Сюзанной место, купили в секонде кожаные плащи и вместе с Семёном быстро сняли клип.


— Летом вы ходили на радио “Маяк”, где Сюзанна сказала: “Мы говорим не о бизнесе, а о музыке”. Сейчас приходится чаще говорить о шоу-бизнесе?

Сюзанна: Просто приходится чаще говорить, но говорить противно.

Рома: Я замечаю, что мы чаще говорим о таких вещах. “Нужно сделать это, чтобы получить то”. В любом случае, мы соприкасаемся с этим миром. Когда выступаем на Big Love Show, должны сидеть в гримёрках рядом с людьми из этого мира.

Сюзанна: По коридору ходит Оля Бузова. Такое, своеобразное ощущение.





— Не чувствуете себя там чужеродным элементом?

Сюзанна: Мы каждый день себя там чувствуем, потому что все себя так чувствуют. Если ты не являешься частью происходящего снаружи, а ты не можешь полностью являться частью этого, ты — чужеродный элемент. Каждый из нас — чужеродный элемент. Поэтому мы повыпадали из своих матерей, мне кажется.


— Почему волна новой поп-музыки стала накрывать нашу сцену только сейчас?

Сюзанна: Возможно, это связано с падением СССР. Яма в развитии нашей культуры. Наверное, люди стали больше смотреть видео на YouTube и решили, что можно перенимать образы западных исполнителей и делать вид, что это сделано в России. Теперь у нас появился скачок появления разных однотипных мальчиков, которые поют хуйню про секс, наркотики и прочие штуки в R&B-манере, которая противна для моих ушей. Хотелось бы, чтобы выросло качество музыки.

Рома: Рынок вырос. Это хорошо. Выросли электронные продажи. Выросли клипы. Если 5 лет назад они были совсем никакими, то сейчас виден прогресс. А если говорить о музыке, она стала даже хуже.

Сюзанна: Как будто всё обесценивается в плане звучания и становится гипертрофированным визуально.


— А кто вам нравится?

Рома: Нам нравится девочка Лиза Громова. Из последнего понравилось, что Constantine сделал с Quest Pistols.

Сюзанна: Если люди, которые хорошо звучат, но мне не хватает смысла в их словах. Кто-то хорош текстами, но не хватает голоса. Постоянно есть впечатление деформации, а хочется, чтобы артисты были более гармоничны. Луна красивая женщина с хорошим слогом, простыми рифмами и приятными ассоциациями со словами.


— С Лизой вы сейчас готовите её дебютный альбом, правильно?

Рома: Да, хотим запустить её как сольную исполнительницу. Получилось, что потенциал группы Озёра был заранее предопределён. И отношением к проекту, и ограничениями в плане визуализации из-за анонимности. Это больше инди-история. Изначально Петя поставил такие рамки. Больше инди, лоуфай, garage band. И это тоже круто. Формат проекта был рассчитан на маленькую аудиторию. Лизе и нам сейчас хочется показать её более широкой аудитории. Она делает замечательные песни, у неё замечательный голос. Но мне кажется, в треке “Глаза” она звучит выигрышнее и чище, чем во всех треках Озёр.



И хотим запустить ещё один проект — это Сабрина, сестра Сюзанны. Хотим заняться мини-продюсированием этих двух проектов.

Сюзанна: Сабрина хорошо обращается с Voice Live Touch, стала осваивать другие программы. Делает наброски, из которых мы в дальнейшем будем делать треки.


— Как важно сохранять баланс между тем, чтобы вкладывать в песни свою мысль, но при этом оставаться понятными для слушателей?

Рома: Мне кажется, мы изначально и с Сашей, и с Сюзанной выбрали красивую и понятную форму. Чтобы ничего не усложнять, а украшать простое. Слова становятся понятнее. Для меня как для исполнителя, когда я начинаю не мелодекламировать, а петь, слова становятся проще. Смысл всегда важен, но когда ты можешь что-то исполнить именно голосом — это проще.





— Ключевые элементы поп-музыки — это?...

Сюзанна: Лично для меня важна гармоничная мелодия, чтобы там не было ничего лишнего. Когда слушаю музыку, часто думаю, что песне не хватает пары нот, чтобы стать хитовой. Я бы хотела, чтобы существовал баланс: мне нравятся красиво собранные слова, как конструктор. Русский язык — роскошная база для того, чтобы делать хорошие словесные конструкции.

Саша: Для меня важен баланс. Хотя с первого раза я никогда не воспринимаю текст песни. Но плохой текст сразу выпадает — слышно, что он плохой. Нужно находить, как ты себя чувствуешь в собственной музыке. И тогда люди тоже это прочувствуют. Можно написать тысячу модных битов и раздать их людям. Но просто модный бит не поможет артисту зазвучать как суперзвезда.

Сюзанна: Если ты не чувствуешь себя — тебя не поймут люди.

Рома: Нужно взаимодействие всех элементов. Запоминающаяся мелодия, хорошая музыка и слова — только в симбиозе всё будет работать. Тот же Дорн в какой-то момент стал популярным благодаря тому, как он использовал русский язык. А вот на английском он потерялся среди подобных исполнителей.



comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Разбираем на примере двух хитов-2018 — песен артиста Зомба и группы Gazirovka
Баста комментирует слухи, что у него "забрали "Газгольдер". UPD: есть второй комментарий от Василия, более развернутый.
Почему ATL не дает интервью, Rocky и Лето, когда Катя Кищук выйдет на ICO.