Тексты
Интервью: Лёша Горбаш
Иван Дорн: "Не буду всю жизнь скакать на сцене"
Большое интервью украинской звезды: о записи альбома в США, английском языке, съёмках клипа "Collaba". И самое главное — теперь мы знаем, когда выйдет третий альбом Ивана Дорна.
Комментарии
0

В прошлом году Иван Дорн вместе со своей командой на три месяца уехал в Лос-Анджелес, чтобы записать там свой третий — и первый англоязычный — альбом. До его выхода осталось совсем недолго. Дата выхода альбома, съёмки документального сериала, отношения с американцами и работа на английском языке, клип "Collaba" и устройство лейбла "Мастерская" — об этом и многом другом рассказал Иван Дорн в новом интервью.


О процессе съёмки

Документальная съёмка — очень специфический процесс. Конечно, для человека, не привыкшего всё время находится под наблюдением достаточно массивной камеры, первые недели покажутся непростыми. Ему будет сложно выдавать себя натурального и не следить за собой 24 часа в сутки. Но это вопрос первых дней десяти. Потом ты смиряешься с тем, что “циклоп” всегда с тобой и открывается настоящая суть человека. Поэтому в сериале мы ведём себя так же, как и без камеры под боком.


Об идее сериала

Изначально сериала вообще не должно было быть. Саша Чемеров, его уже можно было видеть в кадре, посоветовал переформатировать полнометражный фильм в сериал. Чтобы растянуть это на какой-то период и подпитывать интерес публики. В итоге решили сделать именно так. При этом сериал не отменяет полнометражный фильм, его премьера состоится чуть позже на Beat Music Festival.

Мы хотели поделиться процессом. Чтобы все, кто заинтересован в секретах нашей “Мастерской”, видели всё происходящее изнутри и в лицо знали героев альбома. Чтобы люди услышали в том числе и демки, не попавшие на альбом, но присутствующие в сериале. Чтобы человек понимал, чем мы жертвовали и как менялся альбом по ходу записи.




Новый эпизод сериала о записи альбома Дорна в США. Посмотреть все можно на канале исполнителя




С кем был в Лос-Анджелесе

С нами в Америке был Евгений Ерёменко, он же Пахатам. Мы работали вместе уже над тремя альбомами. Он отвечал в первую очередь за бит. Но мы не ограничивались строгими ролями. Кто-то мог сесть вместо Пахатама за бит, когда Паха шёл за бас и так далее. Мы всегда менялись и это обогащало творческий процесс. Был Гнев — наша гармония и наш джаз. Наш Гласпер и все современные R&B- и соул-артисты мира. Сурен Томасян — наша альтернатива. Созванивались с Ромой Bestseller, но он сейчас в Москве, у него работа, семейная жизнь — у него не получилось.

Первый месяц с нами был Лимонадный Джо. Ему приходилось тяжелее всех: он работал как агрегатор. У кого-то появляется идея — все сразу идут к нему, чтобы загнать это в компьютер. Первый месяц вообще был минимально продуктивный на фоне остальных двух.

Потом у нас был десятидневный перерыв: возвращались домой, чтобы дать пару концертов. И после этого Лимонадный Джо сказал, что останется дома. Не его обстоятельства.





О рабочем процессе

У нас в самом деле был жёсткий режим. Мы не отдыхали, а именно работали. Доходило до того, что самые весёлые моменты — это когда все грузились в вэн и раз в четыре дня ехали в магазин. Тогда мы и видели что-то, помимо дома и работы.


Как жилось в Лос-Анджелесе

Мы сняли дом в районе Энсино. Это такое тихое место за Голливудскими холмами, скорее подходящее пенсионерам, людям с тихим и размеренным образом жизни. Даже удивительно, что соседи ни разу не пожаловались на громкую музыку из нашего дома. У нас была хаускипер Роза, которая приходила раз в неделю. Плюс садовник, следивший за газоном. Периодически заезжала хозяйка дома, чтобы посмотреть, всё ли в порядке.


С кем общались

В основном общались с нашими людьми, переехавшими в Лос-Анджелес. И с местными из индустрии, чтобы понять как там всё устроено. Познакомились, например, с гитаристом Backstreet Boys, много лет гонявшим с ними в тур и исколесившим всю Америку.


Английский язык

Я изначально хотел писать альбом в Лос-Анджелесе, чтобы подтянуть язык. Ну и сменить обстановку, посмотреть Америку изнутри: когда ещё такая возможность будет? С языком особых проблем не было, смог вывести его на хороший уровень. Но не стесняюсь прямо говорить: периодически заходил на RhymeZone, чтобы найти подходящую рифму, от этого никуда не деться.

Изначально хотел, чтобы мы с ребятами общались только на английском, но из этого ничего не вышло. Мы пробовали на первых порах, но все начинали смеяться и в итоге из этого ничего не вышло.






Сарафанное радио

Ещё одной из целей было заявить о себе. Вот, мы поработали с тем-то, он рассказал об этом друзьям — и пошло-поехало. Чтобы в итоге одним утром в дверь постучал Фаррелл Уильямс и сказал: “Мне тут рассказали о вас, давайте поработаем”. Этого, конечно, не случилось, но мечтать-то всегда полезно.

Большую часть альбомных текстов мне помог написать Саша Чемеров. Он раньше работал с Quest Pistols, а сейчас с группой Агонь. Он давно в Штатах, у него хороший английский, Саша помогал довести тексты до ума.


Американский менталитет

Я могу понять, почему Kyivstoner в вашем интервью говорил, что тяжело находил контакт с американцами. Мы с ним похожи: оба очень открытые. Я быстро схожусь с людьми, начинаю откровенничать и так далее. И это взаимно. Американцы другие. С ними чувствовалось, что они сперва ищут выгоду, пытаются понять, что могут вынести из общения с тобой. Думают, что сказать и как это сделать. Когда мы только начинали записывать альбом на студии, это чувствовалось. К нам относились, просто как к очередным клиентам. На все вопросы отвечали именно то, что тебе хочется услышать.

Но постепенно ситуация стала меняться. Инженер мог сказать, что вот тут нечисто звучит. А здесь я неправильно произнёс фразу и её лучше переписать. Но опять же, большую часть времени мы общались либо друг с другом, либо с другими “нашими”, живущими в Америке.





О полученном опыте

Я побывал на многих культовых студиях, общался с инженерами и многими другими людьми там. И знаешь, вот я понимаю, что сижу на диване, где до меня сидели многие великие люди. И вроде бы круто, да, но какого-то вау-ощущения не было. После всех этих экскурсий я скорее вынес то, что дорогущее оборудование — не обязательное условие для создания хорошей музыки.


О клипе “Collaba”

Мы снимали клип в Лос-Анджелесе за один день. На всё ушло 12 часов. Больше времени у нас не было, потому что это была очень дорогая локация. 4 тысячи долларов за аренду и очень строгие владельцы. Это популярный дом, где до этого снимала клип Lady Gaga и другие знаменитости. Да и в день, когда мы заезжали-выезжали, там тоже готовились съёмки для какого-то артиста мирового масштаба.

Идея клипа появилась, когда мы уже написали песню и просто слушали её без слов. Но я уже знал, что песня будет о проститутках. Поэтому здесь они появились, потому что слова были о них. Я хотел обыграть словосочетание “night butterflies”, учитывая, что в Америке такого понятия нет.

Изначально это должна была быть баскетбольная площадка с самодельной сценой, где были бы проститутки, а за ними наблюдает пимп со своей свитой. И всё это снято хитровыдуманным способом. Клип с нами снимал 20-летний казах Айсултан Сеитов. Он учится в New York Film Academy, достаточно серьёзном учреждении, которое воспитывает серьёзных ребят. Не так давно он выиграл фестиваль голливудских короткометражек. И вот, Айсултан нашёл эту локацию. И предложил снять клип там.




"Collaba" — первый сингл англоязычного альбома Дорна



О “Грэмми”

Эта цель остаётся. Но под “Грэмми” я подразумеваю нечто большее. Это такой долгий путь, включающий множество других моментов: Открыть себя для зарубежной аудитории, Поработать с новыми людьми, Открыть мир, Выступать на фестивалях, - “Грэмми” всё ещё в списке целей, просто это скорее финальный пункт, символизирующий всё вышеперечисленное.


О “Мастерской”

Чувствую, что многие вещи мы могли бы сделать лучше. В первую очередь, в организационном плане. Мы всё ещё не открыли творческий хаб в Киеве, хотя планировали сделать это весной. Видимо, получится уже летом. Тут проблема ещё в том, что мы по ходу дела понимаем, как и что надо делать. Я не видел аналогов ни в Украине, ни в России. А наша “Мастерская” так или иначе отличается от того, что есть в Европе, поэтому мы во многом сами придумываем, как и что должно быть.


О роли лейбла

Многим артистам сложно заниматься сразу всем, поэтому им нужны люди готовые взять на себя юридические, финансовые и организационные моменты. Когда мы только начинали, к нам приходили артисты и мы предлагали им просто выпустить музыку и помочь с диджитал-площадками. А они отвечали: “Ой, а мы думали, вы нам поможете и подскажете и с другими вещами”.




Так выглядят клипы Constantine, артиста лейбла "Мастерская"



Что отличает “Мастерскую” от других лейблов

Я не могу наверняка сказать, будем ли мы через год работать с теми же артистами. У нас нет никаких контрактов, всё держится на честном слове. Это, возможно, неправильно с деловой точки зрения, но пока всё работает именно так.


Не отвлекает ли “Мастерская” от творчества

Я три месяца писал альбом и успел подустать от этого процесса. Работа с “Мастерской” помогает отвлечься и перезагрузиться. Нет такого, что без наличия “Мастерской” новый альбом вышел раньше. К тому же, я понимаю, что не буду всю жизнь скакать на сцене. Хочется заниматься чем-то ещё.


О следующем русскоязычном альбоме

Это будет хип-хоп-альбом, и он выйдет уже в следующем году. Пока есть только наброски, мы ещё не садились за него полноценно.


О том, когда сбреет бороду

14 апреля. В этот день выйдет альбом.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Проверь, под силу ли тебе отличить дорогую вещь от дешевой.
Прямо фулл-хаус: Хованский, Ивангай, пародия на Грибов, Oxxxymiron и Pharaoh, а в конце Big Russian Boss дает Джарахову леща.
Легко ли накрутить себе продажи в чарте iTunes? Убил ли стриминг продажи? Миллион рублей за альбом ATL — это реально? Об этом рассказал The Flow Артем Боровков, руководитель музыкального издательства А+, выпускающего альбомы ЛСП, Меззы, Schokk'a, Big Russian Boss и других артистов.