Тексты
Интервью: Андрей Недашковский

"Я целостный чел". Кто такой i61 — основатель Dopeclvb

О новой уфимской рэп-волне, концептуальных альбомах про маньяков-убийц и уходе Томаса Мраза из Dopeclvb.
Комментарии
0

У Федора i61 совсем недавно вышел релиз "Ямолодойпридурок", совместная работа с хаус-группой Лауд. Один из основателей уфимского объединения Dopeclvb, он начал экспериментировать со звучанием не сегодня. Еще в 2014-м году вышел его опус "Shelby", концептуальный ретровейв-альбом о серийном убийце, за которым вскоре последовала и вторая часть. Он был ключевым участником движения YungRussia, помимо музыки прорабатывая также ее визуальную эстетику. Он пригласил в Dopeclvb уфимского исполнителя Томаса Мраза. Наконец, он пишет странные песни, на которые равным образом влияют книги Бодрийяра, видеоигры и случайные походы в магазин. Если это все не поводы для обстоятельного разговора с ним, то мы не знаем, какие тогда должны быть поводы.



— Федя, ты на самом деле — молодой придурок?


— Так и есть (смеется). Это я. Мне свойственно несерьезное отношение ко всему, ведь музыка и все сопутствующее творчество — это хобби. А хобби не должно быть серьезным. Поэтому — придурок. Каждый день что-то абсурдное происходит.



— Например?


— Мы живем в квартире большой компанией. Это я, Basic Boy, Glebasta Spal, правда, он сейчас в Уфе, и художник Ники Зимов. Еще Настя Тусина, она у нас менеджер / дизайнер одежды. Гости к нам постоянно заходят, мы их уже даже не замечаем. У нас новые приколы каждый день. Когда живешь с предками или девушкой, такого не увидишь, а в кругу друзей — веселуха. Мы себя музыкантами не позиционируем. Просто челы, у которых есть хобби.

В таких условиях идет постоянное развитие. Я за лето освоил анимацию, нарисовал мультфильм, сейчас развиваю 3D-анимацию. Хочу, возможно, в будущем из музыки слиться в рисование мультиков.

Я вообще рассматриваю всё поле как какую-то среду с перками в кооперативах. Кооператив становится сильнее, если ребята живут в любви, добре и дружбе. Так рождается новое искусство, новое творчество и новые фишки. Остальные делают не так, у них — на силе и респекте еб*****.



— Вы дома записываетесь?


— Дома у друзей. Какую фишку хочу сказать: наша жизнь чем-то похожа на игрушку GTA: San Andreas. Изначально ездишь в студию куда-то далеко, но по мере прокачки студия перемещается все ближе к месту, где ты живешь. Магазины с одеждой и вся инфраструктура по мере прохождения тоже становятся удобнее.



— Главное не воруйте чужие райм-буки.


— (смеется) Нам и своих тут хватает.



— Как вы еще не возненавидели друг друга, проживая вместе?


— Мы ставим дело и разум в корень, а эмоции — ну блин, все понимают, что у всех есть свои плюсы и минусы, но эмоции всегда стоят на втором месте. На первом — дело.



— На YouTube полно твоих древних фристайлов, снятых в учебной аудитории. На этих видео окружающие на тебя — ноль внимания. Это почему?


— Всю жизнь я занимаюсь веселой фигней. Если нахожусь в обществе, ко мне быстро привыкают и говорят: “А, ну он придурок, постоянно читает рэп”. Все уже привыкли к этому. Серьезно я начал заниматься музыкой в 2012 году, когда и начался Dopeclvb.






— Почему с того времени ты перестал записывать песни понятным языком?


— Так гораздо интереснее. Все эти каскады смыслов и ассоциаций для меня за полсекунды пролетают в голове, как это собирается в башке, так я и воспроизвожу.

Когда пишешь песню понятным языком, начинаешь проникать в сознание всех остальных снизу наверх. Всё начинается сверху, для самых прошаренных, для тех, кто хочет разбираться и покопаться. Потому что это прикольно. Сверху вниз, а не снизу вверх, врубаешь?

У меня есть особое понимание, как должно выглядеть любое искусство — и оно ни в коем случае не должно быть глупым. Оно может быть простым и прикольным. Но не глупым.



— А ты делаешь умное искусство?


— Даже если пишешь глупый рэп, в нем все равно должен быть свой прикол. Есть просто тупой рэп, а есть такой, как у нас, с подъе**м. Он-то и отличает толику искусства в нем.



— Ты вообще любишь внимание?


— У меня с этим особая ситуация. Я родился первым ребенком в семье, и когда это произошло, все дико охренели с меня. Мои родители — архитекторы и художники. Все со мной носились постоянно. Вокруг меня с самого детства было полно людей, так что в дополнительном внимании я не нуждаюсь. Я с детства знал, что я просто ох****** — и всё. Мне больше не надо.






— Рэп и концерты — твой единственный источник заработка?


— Мы сейчас много времени уделяем налаживанию производства и продажи одежды. Нам не нравится понятие “рэперский мерч”, двигаемся к тому, чтобы наша одежда стала полноценным брендом. Этим занимается моя девушка. Она шарит за моду. Бывает, что она долго выбирает цвет для айтема, а спустя какое-то время в Штатах Вирджил Абло тоже выбирает такой же, и она такая: “Б....ь! Я это раньше сделала!” Мы сейчас делаем сайт для продажи одежды. По ней, как ни странно, даже больше отклика, чем по нашему музлу. Люди реально ждут новых коллекций, пишут нам, ожидают, что мы создадим на этот раз. Когда творчески подходишь в том числе и к шмоткам, это в людях разогревает интерес: “А что ж они на этот раз придумают? Куда дальше можно?” Это как японский мультик про Гоку “Dragonball”. Там чел постоянно становится сильнее и все такие: “Чо? Какого черта он стал сильнее?” Он становится еще сильнее! И все такие: “Бля! Да сколько можно?” А он все продолжает развиваться-развиваться и в итоге выходит за пределы галактики и летит дальше. Так и с нашим движем. Девчонка говорит: “Давай что-нибудь придумаем”. Я сажусь за фотошоп и начинается процесс. Придумали, допустим, какой-то лонгслив и сразу же к нему — какую-то историю. К этой истории, например, придумали шарф, к нему — еще что-то. Это очень интересно: вкладывать нечто большее, чем просто мерч сраный.



— Кто-то в русском рэпе запаривается сильнее, чем ты?


— Ни один человек. Не замечаю ни одного персонажа в русском рэпе, который мог бы сам себя записывать, сводить, сам себе рисовать клипы. Все на каком-то моменте стопаются. Не хотят стараться.



— Идем дальше. Я так понимаю, тебе и твоим коллегам не очень нравится сайт The Flow.


— Иногда вы публикуете клевые штуки, но как и в любой журналистике, мне не нравится таргетинг имен, на которые кликнут и которые увеличат аудиторию. Вот есть перк, который на слуху. Вокруг этого перка есть инфополе. И все, что связано с какими-то людьми, начинает скатываться в кашу. Пишут “друг того-то”, “записавший совместную песню с тем-то”. А баттлы и бифы — ну мне это не интересно. И при этом я понимаю, что это интересно тупо всем.



— Публикуя на сайте ваш с Boulevard Depo релиз “Rare Gods”, я охарактеризовал его фразой “упоротый стиль”. Тебя такой тег обижает?


— Я не помню, как к этому отнесся. Я ко всему отношусь с улыбкой. Понимаю, что люди могут неверно воспринимать информацию, через призму интернета коверкать. Хорошо бы, конечно, чтобы не всегда это было “упоротым стилем”. Меня это не обижает.



— Но ты же понимаешь, откуда берется подобная формулировка?


— Конечно (смеется).



— Откуда же?


— Да потому что сложно. Сложно, зато интересно.



— Клип “Супер-магазин” реально состоит из двух тысяч рисунков?


— Даже больше. Я нарисовал еще кадров, наверное, 20, которые мы отмели. Это был солнечный день, меня вальтануло, и я решил — хочу нарисовать клип.






— В смысле, ты за один день его нарисовал?


— Меня в один день озарило! Нарисовал за месяц. Спал по четыре часа в день. Не мог остановиться, это было самое интересное, что летом произошло. Есть такие фишки, когда остальное тебя не волнует. Волнует только какой-то прикол, который понимаешь только ты. И тебе охота рассказать этот прикол друзьям. А друзья не понимают. И чтобы его рассказать, приходится пройти квест. Думал, будет больше просмотров. Почему-то у нас в России не так сильно люди угорают по мультикам, я бы хотел это исправить.




— В Уфе долгое время — после группы VIA Chappa — никого заметного не появлялось. Потом внезапно пошла волна. Что ее произвело на свет?


— Мне кажется, какое-то движение во всем мире началось независимо от места. В Уфе просто жили ребята, которые оказались смышленее остальных. Они подхватили ее. Вот Young P — знаешь такого? Он был до нас. Еще до нас я слышал трек Hash Tag “Данди Крокодил” — он вышел в тот же год, когда мы появились.



— Что в этих песнях особенного?


— Ну блин, рэп не подъездный. Незашоренность коллег. Какая-то музыкальность в жанре. “Нестрёмность”, что ли. Вот рождаются люди, которые могут в себе смешивать и возможность дать кому-то хорошенько в еб****, и петь сладким голосом под бит. Потому что раньше те, кто могли дать в еб****, были просто тупыми рэперами, читавшими про подъезды. А сейчас… Мне кажется, это даже не на уровне музыки, это генетическая фигня какая-то во всем мире начала происходить. Типа сложные структуры. Люди стали сложнее. Происходит полный инфоперегруз.



— В этом контексте расскажи про песню “Rare M3xxx Error”. Как ее название читается?


— “Rare Matrix Error”. Это про матрицу, мы с Артемкой в тот момент жили вместе с ним и его девчонкой. И записывали релизы “Rare Gods”, угорали по теме матрицы. Я читал книжку Бодрийяра “Симулякры и симуляции”, прикольнулся с того, что человек пишет сложным языком простые вещи. Как я люблю прямо. Рассказывает о том, что люди идут в Диснейленд и попадают в мир, который они хотят видеть. Который им подсунули. То есть симуляция детского мира, хотя на самом деле это такой же взрослый мир — над ним может пролететь самолет и сбросить бомбу. Это же симуляция, как и все поле, со всеми персонажами вокруг нас. На этой теме мы решили написать такие треки в стиле “Йоу, камон, очнись, открой глаза. Мир многослоен”.






— Ты согласен со мнением, что ваша волна — это аналог движения футуристов? Вы пришли, забили болт на традиции, предложили что-то новое, и понадобилось время, чтобы это новое нашло отклик.


— Наверное, да. Где-то футуризм, где-то что-то еще. Я вижу столкновение всех культур сейчас, начиная от авангарда и заканчивая постмодернизмом, когда ты просто шлешь всех в жопу и всем это нравится. Сейчас очень сложная фигня началась. Когда мы пришли, то да — это было что-то прорывное. Сейчас все смешано очень. Об этом, кстати, мой твиттер.



— А почему ты так пишешь?


Ассоциативное мышление, чувак.



— Это же надо найти все эти символы.


— А они все у меня есть на хоткеях, у меня даже все символы в клавиатуре айфона есть. Японские знаки препинания, там дофига их.








— То есть ты даже в твиттере делаешь то, что делаешь в своей музыке?


— Конечно! Я целостный чел.



— Расскажи про L’Squad, группу, где состоял ты, Boulevard Depo и Gera Pkhat.


— (Смеется) это у нас лайфстайл был. Не занятие музлом, ничего, просто лайфстайл. Когда на улице придумываются тексты, рисуются граффити, все такое. Потом к нам просто подошел чел с камерой, сказал: “Йоу, ребята, давайте снимем клип на ваш трек”. Просто лайфстайл. Как мы жили. Это был L’Squad.






— Почему Boulevard Depo не вошел в состав Dopeclvb?


— У него свой стилек, он не похож на наш. Если послушать Basic, Glebasta и i61, то можно вычленить что-то общее в плане посыла. Он добрый, легкий, позитивный. А с Темычем у нас самый кислотный дуэт, мы в чем-то разные и в чем-то похожие. И вот на этих разностях получается вообще кислое. Как это? “Упоротый рэп”.



— У твоего земляка, роняющего Запад, в треках упоминаются уфимские уличные группировки. Они действительно на слуху?


— Ничего о них никогда не слышал, если честно. Но возможно, они есть. Я всегда жил в центре, я и сейчас в Питере живу в центре. А что там происходит на окраине, не знаю.



— В Уфе вы пересекались с Face?


— Как-то раз он выступал у нас на разогреве. Здоровались.



— Как родилась идея твоего опуса “Shelby”?


— Если честно, не помню. Просто меня интересовала музыка в стиле ретро. Музыка 80-х. Любил слушать радио GTA Vice City, самый гениальный саундтрек из игр. Меня зацепил прикол погружения в атмосферу. Потом вышла игра Hotline Miami, и я тоже офигел, какая там атмосфера. Как музло может настолько давать толчок. Если бы в Hotline Miami и Vice City было стремное музло, никогда не стал бы в них играть. Я сейчас пишу “Shelby 3”, очень стараюсь довести до идеала то, что у меня в предыдущих частях не получалось. Пофиг на то, что я там говорю (хотя там есть история). Основой должна быть именно красота звука.






— Ты сразу задумал это как сюжетный цикл?


— Конечно! Я не думал, что частей будет три, хотел две, но потом понял, что было бы круто сделать еще одну. Первая была вступительной, размышляющей. Вторая была немного грустной. А третья должна быть мрачной.



— Для людей не в теме можешь объяснить, какой там герой, что он делает и что с ним происходит?


— Во-первых, там не один герой. Существует поле, в котором есть несколько стадий перерождения персонажа. Персонаж перерождается много раз. При этом он может быть множественным и единственным. Есть получеловек-полуволк, это самая низшая форма. Это же авангард полный, свобода мысли. Персонаж-Волк путешествует по условному Майами, по Саус-Бич, ловит на пляже девчонок, убивает их, разделывает трупы, закапывает и убегает. Уходит у копов из-под носа и остается безнаказанным.

Второй персонаж — это i61, то есть я. Который в неоновых очках пишет летопись первого персонажа. То есть объясняет все это.

Потом есть Шаман, это третья степень перерождения. Скоро выйдет клип, где я долго старался с трехмерными штуками, со всякой фигней, чтобы показать, что это вообще такое. Шаман все тела убитых Волком людей везет в лес, и с помощью алтаря преподносит их четвертому перерождению. То есть, Богу.

Бог является высшей точкой всего, что есть на Земле, он просто наблюдатель. И к нему обращаются все три предыдущих персонажа. Я, типа, просто путешествую между этими чуваками и рассказываю, что происходит. Есть история, которую я в треках пытаюсь отрывками доносить. Прикол в том, что люди должны сами эту историю дорисовывать у себя в голове.



— Что будет в третьей части “Shelby”?


— Будет больше историй. Конкретных историй. Как спецназовцы заваливаются в дом к чуваку, которого вычислили, видят там красную комнату полную крови — и узнают, что один из них и есть убийца. Убийца в этот момент сомневается, убийца он или спецназовец, который 20 лет назад начал работать в спецназе. Вот такие приколы.



— Ты был первым ребенком в семье. А вторым была случайно не сестра?


— Нет, ни в коем случае. У меня брат.




— Ты же понимаешь, к какой песне я подвожу. Зачем ты сделал “Сестру”? Это же кошмар, безвкусица и жуть!


— Да я знаю! Никто не понял прикола просто. Я потом удалил этот релиз. Слушай, у меня скоро будут, скорее всего, авторские права на все мои треки. И я его выпилю отовсюду. Стыдно очень.






— Что значит “никто не понял”? Что они должны были вынести?


— Бессмысленность происходящего. Вот ты говорил про моего земляка, который роняет Запад — ты же понимаешь, что есть такой путь, когда ты читаешь за какие-то низменные потребности. И люди тянутся к этому. После этого трека у меня начался подъем жесткий. Меня все его просили читать на концертах. Когда увидел это, я отказался от него и от такого творчества в целом. Потому что понял: сейчас я буду популярным, но мне будет очень стыдно. А чуваку, ему не стыдно.



— “Shelby” на момент выхода почти никто не заметил. Почему ты не прислал его нам на редакционную почту?


— На The Flow?



— Да пофиг, на какой сайт. Я бы на твоем месте вообще везде его разнес!


— Понимаешь, я только в последний год начал работу над всем, что вокруг музла. До этого мы просто писали и выкладывали в интернет, как-то даже мысли не было.



— Как вы познакомились с Pharaoh?


— Я уже перебрался в Петербург, а он приехал с первым концертом. Маленький клуб, человек 50. При этом концерт был крутой. Мы тогда сказали: “Йоу, чувак, да ты умеешь сделать энергично!” Мы с Jeembo тусовались в Питере и он приехал к нам в гости. Я вообще последним с Глебом из всей нашей тусовки познакомился.






— Лучшее воспоминание из сборных туров YungRussia?


— Наш второй тур. Лето. Ездили по Югу России. В первом было как-то сумбурно, весело, но я мало что помню.

Последний был наоборот напряженным. Все начали бесить друг друга, потихоньку доставать. Если Dopeclvb — это реально друзья, то YungRussia — скорее просто объединение чуваков, там все разные. К тому же, в последнем туре, в отличие от первых, с нами не было девчонок. Сам понимаешь, когда много чуваков, а они еще и рэперы, все из себя… Напряженно это.



— Распад YungRussia я вижу так: есть первые лица движения, а есть — толпа каких-то корешей, желавших примазаться, воспользоваться повышенным вниманием, шлепавших себе на обложки логотип группировки. И в какой-то момент вам это надоело.


— Так и есть. Просто когда одни что-то делают, а другие ничего, то в человеческой природе есть такой пунктик, что те, кто много делают, начинают агриться на тех, кто ничего не делает. Хотя, вы вроде как в одной обойме.



— Кто принял решение?


— Я, Depo, Jeembo. Депоха первым озвучил общее мнение на этот счет. Оно уже успело у всех сформироваться отдельно. Стоило его озвучить вместе, мы поняли, что оно идентично. Пока не поздно, надо заканчиваться на светлом моменте, чтобы ни в коем случае не зашкварить наше общее дело.






— Ты говоришь, что сила Dopeclvb — это дружба и единство. Как так получилось, что единству и дружбе пришел конец, стоило артисту Томасу Мразу уйти на Booking Machine?


— Немалую роль сыграло расстояние. Томми жил в Уфе, мы — в Питере. Он из тех чуваков, которые при личном общении немного другой, не такой, как в интернете. Я такой же, тоже не люблю в сети общаться. Во-многом информация для него была искажена. Ситуация: я вместе с Pharaoh и Boulevard Depo поехал на Boiler Room. Меня там вообще не должно было быть. Просто, раз уж мы представляли YungRussia, а я являлся ключевым ее участником, отвечавшим за весь имидж, меня было тупо не брать. И Thomas Mraz спросил, почему я не взял его. Я ответил: “Чувак, а кто вообще говорил, что ты там должен быть? Ты сидишь в Уфе и ничего не делаешь для общего дела”. Такой момент, когда интернет исказил призму. Когда наблюдаешь за какими-то действиями через интернет, тебе кажется, что эмоциональным выходом можно разрешить какие-то споры, но на самом деле все очень просто. Я всегда работал и, возможно, не замечал моментов, когда стоило больше следить за чуваками, поддерживать. Если я чем-то увлечен, мне на всех насрать. Может быть, это тоже сыграло роль. Не знаю, Basic и Glebasta всегда были в порядке, а Thomas почему-то начал отделяться. По музыке у нас с ним тоже очевидное различие. С каждым годом его музыка становилась все более обособленной, все более “его”. Я это видел всегда, уже два года как. Я рад, что все так. Думаю, Томми тоже.



— Такая утрата сильно по коллективу ударила?


Нет (смеется). Сильно мешал сам процесс отделения Томаса. Вот это было жестко! По договору, заключенному с Booking Machine, Thomas Mraz мог не более четырех раз в год давать концерты в составе Dopeclvb. Мне это не нравилось. Я никогда не хотел подписываться на компромиссы. Это же музыка! Она должна быть легкой.



— Ты же понимаешь, зачем такие пункты прописываются?


— Если честно, нет.



— Во-первых, чтоб на артиста был зрительский запрос. Если он приедет в город с Dopeclvb, не факт, что захотят потом смотреть его сольно. Плюс возможное пересечение в концертных графиках.


— Я считаю, все предопределил конфликт именно музыкальный. Он должен играть на радио. Он должен собирать стадионы. Я это понимаю. Я не должен собирать стадионы. Я не иду к этому, я не рок-звезда. Я просто чел с Уфы. Я просто делаю стилек, показываю его миру. Шоубиз-возня должна быть максимально ненапряжной.



— Цитата из твоей песни: “Я хочу, чтоб весь мир был суперрасслаблен”. 3 рецепта, как стать суперрасслабленным от Феди i61.


— Доверять интуиции. Не вестись на общественное мнение. Стремиться к новому.






— Когда ты в последний раз произносил фразу “Такая херня только со мной могла произойти”?


Каждый день! Забилась раковина грязью. Я могу вытащить ее и съесть. И такая фигня произойдет только со мной. Потому что я — молодой придурок.



Концертный тур Dopeclvb будет проходить с октября по декабрь. Расписание здесь
.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Дочь теннисиста Евгения Кафельникова рассказала изданию Tatler о попытке суицида, расставании с лидером Dead Dynasty и наркотиках.
Паша Техник гострайтит (и цены приемлемые). Маликов снова запрыгивает на поезд хайпа. Post Malone оскорбляет наши чувства.
Или как сложно иногда бывает найти русского рэпера в Европе.