Тексты

"Продажный ты ублюдок!"

Hatcha о рождении дабстепа, его стремительном взлете и жизни после смерти
Комментарии
0

Автор: Джо Маггз
Оригинал опубликован на сайте FACT
Перевод: Миша Никитин

Hatcha (настоящее имя — Терри Леонард) — человек, стоявший у истоков дабстепа в середине нулевых. Интервью, которое он дал сайту Fact — настолько интересное и познавательное (даже для тех, кто не особо разбирается в британской электронике), чтобы мы не могли пройти мимо.

Давай с самого начала. Ты родился и вырос в Кройдоне?

Родился и вырос в Кройдоне, Джо. Всё так.

"Убогие улицы Кройдона", как однажды назвал их Тони Торп?

Ну, сейчас они становятся чистыми улицами Кройдона… На прошлой неделе поножовщина была всего четырежды (громко смеётся). Дыра это (смеётся опять).

И чем ты интересовался в юности?

Я был ребёнком джангла. Когда я подрастал, мои родные веселились на крупном джангл-рейве Sunday Roast. Просыпаюсь в субботу, а мама ещё угорает с друзьями на вчерашней вечеринке. Сколько себя помню, музыка всегда была рядом. Я метался от одного к другому, не мог ни на чём сосредоточиться, но музыка (щёлкает пальцами) захватила меня, и всё остальное пошло лесом: школа, вот это всё. Меня интересовала только музыка.

То есть в доме были вертушки, правильно понимаю?

Я получил первые вертушки на десятый день рождения. Ух, ну и подарок! Тогда я и пропал. Я стоял за ними каждый вечер, и каждые несколько фунтов, которые мне давали, откладывал на то, чтобы в воскресенье пойти за пластинками в "Big Apple" — я закупался там с десятилетнего возраста. Встречался с Джоном, Артуром, Хайджеком, Бэйли — все они тогда там работали. Так всё и вышло — за эти годы я выстроил хорошие отношения с парнями, потом по чистой случайности начал там работать. Там я находился в своей стихии. Вокруг музыка, винил, хорошие люди — что ещё нужно…

Сколько тебе было лет, когда ты начал там работать?

Лет 16-17, кажется.

А в каком возрасте ты начал выбираться на рейвы или в клубы?

На первом рейве в "Brixton Arches" я отыграл, когда мне было тринадцать. Там были Терри Фрэнсис, другие хаус-старики, Loftgroover. А я был на другом танцполе, играл треки Philly Blunt, Urban Shakedown, Suburban Base — сплошь старые джангл/драм-н-бейс-треки. И вот это было по мне, дружище, я нашёл то, что мне нравится, это привлекло меня — я заинтересовался этим дольше, чем на десять минут, скажем так!

То есть раз ты учился в дни старого джангла, ты рано научился сводить треки?

Ага. Много ударных, выше темп, гораздо больше всего происходит. Говорят, что если можешь писать драм-н-бейс, сможешь писать всё что угодно — так вот, если можешь играть драм-н-бейс, то сможешь играть что угодно. Так что да, это послужило мне хорошей школой. Это пришло не сразу, мне потребовалось несколько лет на то, чтобы научиться собирать часовой сет, который можно слушать, треки в котором подходят. Причём никто меня не учил — я сам разобрался. Потом от драм-н-бейса и джангла я перешёл к гэриджу, начал понемногу зарабатывать себе имя в этой индустрии. Но я всегда играл более глубокий гэридж, потяжелее: Wookie, Zed Bias, J Da Flex, El-B — всё такое, более диповые темы.
Я играл всё это в передачах на пиратском радио, а ребята, которые слушали выпуски, приходили в магазин и спрашивали: "Это что? А это?" Их всегда интересовали более глубокие и мрачные треки. Потом ребята, задававшие вопросы, покупали эту музыку, начинали писать музыку, пока учились в школе, и треки, которые они писали, были похожи на те, которые они покупали — так всё и началось. Тогда всё и возникло: эти ребята брали себе творческие псевдонимы, интересовались тем, как издаются пластинки, что творится в индустрии, что как и что к чему. И брались за дело. И вот появляются Skream, Benga, Digital Mystikz, Caspa, Distance, Artwork и Souljah Records — и сцена разрастается, разрастается, разрастается!..

Помню, ты давным-давно говорил, что техно тоже сыграло важную роль. Артур брал тебя с собой в "Lost", так?

О да! Артур Artwork сыграл большую роль в моей диджейской карьере, да и во всей моей жизни. На протяжении долгих лет я проводил с ним день за днём в магазине с пластинками. До него в моей жизни никогда не было человека, обладающего авторитетом отца. Не то чтобы он стал таким человеком, но когда мне нужен был совет или что-то ещё, я обращался к нему. Он взял меня под крыло, как и Джон, Хайджек, все ребята из магазина — они направили меня по правильному пути. Да, Артур брал меня в "Lost", я приходил туда, видел настоящие рейвы и думал: "Это моё!" Темень, грязь, капающий с потолка пот… Не, ну я играл на настоящих грязных рейвах с тех пор, как отыграл впервые в "Brixton Arches". Люди в мясо, в слюни, мне 13 лет, и все такие: "Чё тут за дети?" Я прошёл через всё это, но тогда я впервые ходил тусить с людьми постарше, помогал им устанавливать оборудование, смотрел, как всё устроено в "Lost" — весь этот опыт пошёл мне на пользу.

Однако ты сосредотачивался на гэридже…

Ну да, я обожал джангл, но всё-таки я работал в магазине и мог наблюдать за происходящим. Так что я стал разбираться в новинках, моё имя начали печатать на флаерах — в те времена гэридж был на пике. 2000, 2001, 2002 гг. — гэридж на волне, он нравится мне всё больше и больше. Я начал играть его, выпускать миксы, рассылать их тем, кто делал Garage Nation, Sun City, Cosa Nostra, Stush, играть на гэридж-рейвах. Но тогда на сцене были артисты, которые создали этот жанр. Сложно пробиться на сцену, которую занимают основатели…

…и тусовки!

Да, в том числе. Когда ты помоложе и пытаешься пробиться, это совсем не просто. Я не лез из кожи вон, чтобы заявить "Давайте соберём всю молодёжь и создадим новую сцену" — и в мыслях такого не было. Я лишь пытался стать крупным гэридж-исполнителем, но музыка ребят, приходивших в магазин, становилась всё лучше и постепенно проникала в мои сеты, и в какой-то момент я перестал играть треки Artful Dodger, Ramsay & Fen, MJ Cole и подобных — я ушёл в более мрачные дебри: Wookie, El-B… Потом появляются Skream, Distance, Loefah, это всё попадает в сеты, мрачный гэридж понемногу затухает — а у меня полно треков молодёжи. И начинается следующий этап.

Но ничего же из этого не выпускали — значит, ты нарезал дабплейты, так?

Я начал нарезать их, когда мне было 14-15 лет. Завязал с этим только года два назад! До сих пор эти железки пылятся в комнате — дорогие (смеётся)! Это история, этого никуда не денешь, но я могу вернуться, вспомнить всё это и сказать: "На том этапе я был там и этим занимался".

Не задумывался о том, чтобы сохранить их для следующих поколений?

Ох, последние два года я их оцифровывал. Все до единого сохранил на флешке. Всё записано прямо с дабплейтов — слышно каждую царапинку, каждое место, на котором подпрыгивает игла.

Слушай, ну это нужно беречь как зеницу ока.

Братишка, у меня в сейфе лежит несколько копий!

Это ты придумал название "дабстеп"?

Ага, как название секции в "Big Apple". Не знаю, почему так вышло. Просто это было что-то минималистическое, дабовое. Музыка, на которую оказали влияние инструментальные гэридж-дабы. Даб-регги было ни при чём, хотя и оно потом появилось. Это была просто даб-музыка, инструментальный разобранный звук.

И каково было играть это в клубах?

Было тяжело. Несколько лет было сложно. Я помню одну из первых вечеринок за границей. Я был в Германии, дело шло туго. Люди не понимали, что я такое вообще играю. И так было на протяжении долгого-долгого времени. Потом образовалась подземная сцена, другие увидели её и задумались: "О, прикольно!"

Даже настоящие фанаты не то чтобы сходили на танцполе с ума под такую музыку…

Нет… Обычно это было не то чтобы уныло, но люди только качали головой, раскачивались из стороны в сторону — просто ловили настроение.

Человеку со стороны это было не очень интересно — я услышал дабстеп, отличающийся от мрачного гэриджа, на рейвах Rephlex в "The End". Люди в капюшонах стояли почти неподвижно, и я подумал: "И это рейв?" Требовалось некоторое время на то, чтобы врубиться — внутри человека происходит мощная реакция на музыку.

Но был рейв FWD>>, и там люди сходили с ума: никаких капюшонов, алкоголь. Всё начиналось в "Velvet Rooms". На FWD>> могла играть как бодрая, так и любая другая музыка. Это было почти как церковный приход — те же люди каждый месяц или каждую неделю. Мы ехали на лимузинах из Кройдона! Такси в Лондон стоило 30-40 фунтов — так чего было не доплатить ещё десятку, взять лимузин на сколько нас там было человек, а по дороге убиться и угореть? Приятно вспомнить — я так рад, что принимал участие в этом... Но обидно, что сейчас жанр не в том состоянии, в каком он был тогда с хорошей семейной атмосферой, тусовками, приятным времяпровождением. Сейчас слишком много интриг, каждый хочет расколоть жанр. Это тираут, это трайбл, это то, это сё…
Пойми меня правильно — дабстеп по-прежнему силён, и я каждые выходные играю в набитых битком клубах, но сейчас это слово стало ругательным, потому что если люди ищут по нему в гугле или на ютюбе, они слышат только цепную пилу: "ДАНАНАНАНАНАНАНАНА!" Это тоже дабстеп, да, это актуальный тип звучания внутри жанра, но проблема в том, что никто не учит их тому, что есть и другая музыка. Есть люди, которые играют дип, но они играют только его и только для определённых слушателей. И те, кто попадается на шумный дабстеп, могут и не узнать, что существует и другой дабстеп, который тоже может играть на рейве. Так что я вынужден заниматься этим. Я ди-джей, никто не зовёт меня играть в качестве исполнителя, поэтому я не привязан к звуку. Поэтому сейчас, когда я еду на рейв, играю всё лучшее. Лучшую классику, лучший минимал, лучший трайбл, лучший тираут. Я даю людям понять, что всё это тоже дабстеп, что дабстеп состоит из всего этого.

Сейчас интересное время, время переоценки того, что, собственно, является дабстепом, но мы к этому ещё вернёмся. Если вспомнить 2002-2004 гг., какими были отношения с граймом, который тогда пользовался большей популярностью?

Грайм присутствовал в моих сетах. Первый час на Rinse FM я играл грайм, второй — дабстеп. Примерно через два года уже набиралось достаточно дабстепа для того, чтобы играть его два часа! Я вплетал в миксы граймовые инструменталы, эта музыка была популярной, но, вокруг неё, как и вокруг гэриджа, было неспокойно, и она начала пользоваться дурной славой. Люди не могли прийти на рейв и не порамсить — это отпугивало девушек, в итоге на рейвах были одни мужчины, и это убило жанр. А ведь музыка прекрасная была!

Мне всегда казалось, что твои треки во многом создавались под впечатлением от грайма. Даже поздние — как, скажем, "Dark Claps" 2010 г…

Ну, когда я серьёзно писал музыку, грайм действительно оказывал на меня влияние. Но тогда не было времени этим заниматься: я только-только стал отцом, днём работал, играл сеты, и не было времени сидеть и писать музыку ночи напролёт. Пока я играл, кройдонская молодёжь делала треки и приносила их мне, и это было прекрасно. Всё равно я играл их музыку вперемежку с граймом: Agent X, Youngstar, Jameson, Danny Harrison, Arthur, TNT, Geeneus с Rinse FM, конечно, Wonder — ещё один тип с Rinse. Вокруг было очень много талантливых людей, и всё это, конечно, оказывало на меня влияние. Я общался со всеми, парни из Восточного Лондона приезжали в "Big Apple", и там я мог им с чем-то помочь. Общение протекало очень легко, и я много из этого извлёк. 10-15 лет спустя я по-прежнему извлекаю из этого выгоду, потому что до сих пор общаюсь со всеми этими людьми в индустрии… Это удобно — особенно когда хочешь, чтобы тебе с чем-то помогли!

Сейчас ты упоминаешь натянутые отношения в гэридж-среде, но именно ли это стало основной причиной упадка? Ведь из чартов жанр пропал в мгновение ока…

Гэридж продолжил существовать и никуда не ушёл. Но это вопрос хайпа, мы же видим это с каждым жанром, который растёт, растёт, растёт до той поры, пока на рейвы не начнут ходить все! Каждый бандит, каждый смазливый паренёк, каждая красотка, каждая гоп-тёлка — все эти люди под одной крышей, все в восторге, все принимают наркотики, все пьют — и наконец происходит неизбежное. Кто-то поймает пулю, кого-то ударят ножом — и вечеринку закрывают. Тьфу-тьфу, пока что у нас в дабстепе ничего такого не было, но если честно, считаю, что музыку убивают люди, которые ходят на рейвы. Не сейчас — музыка выживает, гэридж и грайм сейчас в порядке — но тогда всё дошло до того, что уже нельзя было устроить гэридж-рейв, так как все боялись, что всё кончится плохо. Как только на жанр лепят этот ярлык, люди начинают вести себя соответствующим образом, и начинается движение по наклонной. Но гэридж так и не умер — его просто затмили другие стили, которые стали популярнее. Вот что случилось с гэриджем… Удивительно, что с драм-н-бейсом/джанглом никогда не было ничего похожего, хотя определённые проблемы тоже существовали.

В то время, как грайм переживал упадок, массовой аудитории у дабстепа по-прежнему не было — как он сохранял идентичность?

Ну, он набирал популярность вместе с ростом популярности интернета. Поначалу дело шло медленно, но потом всё закрутилось очень быстро, потому что обо всём уже можно было узнать. Barefiles, Blackdown, Hyperdub, Dubstepforum — даже если ты не ходил на рейвы, всё можно было услышать. И вскоре весь мир услышал оригинальный дабстеп, который потом сошёл с ума. Именно тогда всё запуталось, потому что люди, звук которых я считаю по-настоящему дабстеповым: Digital Mystikz, Anti Social, Silkie, Quest, Kromestar, Mala, Coki, Distance, Lost, Jakes — все эти пацаны и ещё много кто, кого я мог забыть, люди, которые всегда поддерживают сцену, не получили тех любви и признания, которые они заслуживали, ведь медиа и широкая общественность замечали только шум цепных пил. Им было нужно только безумие.

Да, но что стало поворотным моментом до того, как дабстеп сошёл с ума? "Midnight Request Line"?

Да, "Midnight Request Line", потом "Night" Benga и Coki. Это были поворотные моменты. Началось такое — все хотели узнать, что это вообще за музыка. Потом был "Fabric Mix" Caspa и Rusko, потом "Where’s My Money" Caspa — год за годом, поворотные моменты один за другим. В этом участвовало всё больше людей извне: металлисты, драмнбейсеры. Ты играешь треки пожёстче, и клуб сходит с ума. Так что делать? Ты даёшь им то, чего они хотят, не осознавая, что рубишь сук, на котором сидишь: вся остальная музыка оказывается на обочине. Лично я бы в идеале играл только лучшие диповые треки, но я не всегда получал лучшие диповые эксклюзивы, а расколбас получал. Играл я лучшее, и ситуация вышла из-под контроля. Всё произошло настолько быстро.


 

5 понятных треков, раскрывающих тему "Как дабстеп становился все расколбаснее"

 

 

 

 


Понятно, давай попробуем спокойно с этим разобраться. Где лучше всего принимали дабстеп до начала периода массового признания? Ну, за пределами Кройдона и Бристоля.

Штаты, это точно. Перелетаешь через океан, и начинается веселуха! Ну и Европа: Бельгия быстро поняла, что к чему, ребята из Германии, ребята из Амстердама… Ну и странные места. Я играл в Тель-Авиве много-много лет назад, и это было просто безумием для нас — мы никогда не забирались так далеко. И процесс так и не остановился, всё распространялось. Я постоянно поражаюсь местам, в которые нас забрасывает музыка.

И какой стала атмосфера в вашей среде, когда группа знакомых, ездивших раз в месяц в Лондон, начала летать по всему миру и выступать на крупных вечеринках?

Это было невероятным откровением, конечно. Сначала мы играли перед небольшими аудиториями и получали 50 фунтов за ночь, а потом на нас появился спрос: заинтересовались журналисты, радиостанции, агенты, букинг-агентства. Мы просто офигели, но потом приняли ситуацию: "Окей, дают — бери!"

Вскружило ли это кому-нибудь голову на раннем этапе?

Да, много кому, и сейчас о них ничего не слышно — вот как бывает. Из-за этого сцена недосчиталась хороших музыкантов и ди-джеев. С другой стороны, кому-то это приносит и пользу, потому что популярность толкает их в правильную сторону, они делают всякие сумасшедшие штуки, и людям это нравится.

Можно назвать имена Олли и Бени…

Они стали легендами благодаря своей музыке. Им нужно воздать должное, потому что они оба прекрасные люди, просто все остальные не могут догнать их и работать на том же уровне (горько смеётся). Так что привет, Бени и Олли! (речь про Benga и Skream — прим. The Flow)

Поначалу вы получали больше внимания, чем было для вас привычно, но в целом по-прежнему оставались аутсайдерами, правильно? Помню, насколько важным было то, что на драм-н-бейс-рейвах появился второй танцпол с дабстепом.

Да, мы занимались всем этим: Innovation, Hospital и другие вечеринки. Но потом сказали: "Наша музыка достойна большего, чем второй танцпол" и перестали в этом участвовать. Помню, как Mala мне говорит: "Почему ты соглашаешься участвовать во всём этом?", а я ему: "Ну, это крутое мероприятие!", и он мне: "Да, но наша музыка достойна большего, чем второй танцпол", и я осознаю: "Да, точно, ты абсолютно прав!" Так что (имитирует звук скрипа тормозов) мы притормозили с этим и озаботились получением статуса хедлайнеров.

То есть это было общее решение?

Ага. Я до сих пор общаюсь с парнями, с тех времён у меня осталось много друзей, с которыми мы можем встретиться и обсуждать ночь напролёт музыку, индустрию, дальнейшие планы и т. д. Но тогда круг общения был настолько узким, что мы постоянно принимали решения вместе. Сейчас дабстеп — всемирная индустрия, и наше мнение больше ничего не значит. Мы утратили контроль над всем этим и больше не можем спорить в магазине с пластинками о том, что играть на выходных, у кого вышел новый трек и кому дадут его сыграть. Теперь миллионы эту музыку играют, сотни тысяч пишут её по домам, а тысячи даже издают. Курс определяют на заседаниях советов директоров. Эх, вот бы вернуться в старые добрые времена… Ну да нужно идти дальше.

Идём-идём. Ты объяснил, как всё это происходило в музыкальном плане, но как оно накладывалось на твой ритм жизни? У тебя просто появлялось больше дел?

Да, если смотреть где-то с 2006 года, мероприятия становились крупнее, появлялись агенты получше, и это было восхитительно. Да и сейчас восхитительно: выбирать пластинки, играть — восхитительно. На этих выгодных я играю на нескольких гэридж-вечеринках, так что сижу и выбираю треки, которые прозвучат. Да, конечно, вечеринки становились крупнее, и всё становилось восхитительнее и восхитительнее. Скажу тебе так: я много выпил, много употребил, много скурил, но ничто не перебьёт восторженного волнения от того, что стоишь за проигрывателями перед сотнями человек — даже перед десятком — и видишь, что они счастливы и танцуют. Это моё. Я до сих пор восхищаюсь этим, до сих пор обожаю это, до сих пор ощущаю мурашки, выбирая пластинку и представляя, как на неё отреагирует толпа. Я никогда не составляю сеты заранее, просто держу вместе схожие по звучанию пластинки: десять таких, десять таких. Складываю их в сумку и говорю себе: "Приеду в клуб и сыграю из этого сет". Я ни на секунду не терял любовь к музыке, ни на мгновение.

А когда ты решил, что тебе нужен бренд: собственные вечеринки, собственный лейбл?

Это началось давно, ещё с Джоном и Артуром в магазине, когда появились лейбл и вечеринки "Big Apple". Я смотрел и запоминал, как всё делается. Когда подрос, я создал собственный лейбл с N-Type — Sin City: люди присылали нам музыку, и мы начали её выпускать. Как и с моей карьерой ди-джея, прорыва как такового не было — я лишь делал шаг за шагом. Просто сейчас существует лейбл Hatched, который представляет именно такое звучание. Я чувствовал, что должен этим заняться, потому что получал музыку, которая не издавалась. Сейчас она набирает обороты. Мне интересно, насколько высоко у меня получится забраться. Окей, по выходным я играю сеты и получаю за это деньги, но чем ещё заняться? Окей, открою лейбл, а потом и вечеринку — чтобы предоставить людям новые возможности открывать для себя музыку. Я хочу участвовать во всём.

Значит, у тебя всё в порядке с многозадачностью?

Да-да. Я мало сплю, у меня быстро выпадают волосы, мозг постоянно чем-то занят, я постоянно общаюсь с людьми (кивает на телефон, лежащий на столе), всегда нахожу себе дело.

Как у тебя возникло сотрудничество с N-Type?

Хм, дело было давно. Лейблу уже шесть-семь лет. Мы открыли его в "Bar Rumba" на Шафтсбери-авеню вместе с Chase & Status, Slimzee… Кто ещё там был? Я, N-Type, Chef… И он существует с тех пор — очень приятно рассматривать старые флаеры, пластинки и прочее.

Но почему именно с ним? Говоришь, сцена была небольшой — наверное, ты был знаком с ним давно…

Да, он захаживал в "Big Apple". Тогда он диджеил в паре с Walsh, который управляет лейблом Biscuit Factory. Их сеты становились всё лучше, они приносили нам микстейпы, и мы с Артуром соглашались: "Хм, а эти двое хороши!". Я тогда вёл шоу на пиратском радио, и когда мои друзья с Delight FM заглянули в магазин, я дал им микстейп N-Type и спросил: "Можно устроить передачу моему другу?" Так что я организовал его первую передачу, и мы очень близко сдружились — с ним и с Walsh. Нам нравилась примерно одна и та же музыка, нам нравилось многое из того, что появлялось на сцене, мы не ограничивались только нойзи или трайблом, или чем-то ещё, и не говорили, что будем играть только то или только это. Люди ограничивают себя, и это идёт им на пользу или во вред, а мы с N-Type всегда любили играть разную музыку. Так что мы сдружились. Он весёлый парень, никогда не ноет, не злится — люблю иметь дела с такими людьми. Вот мы и открыли лейбл, запустили вечеринку и занимаемся всем этим до сих пор.

Забавно думать о том, что многие дабстеп-лейблы продержались несколько лет благодаря дружбе людей, которые стояли у создания сцены и ведут себя очень честно по отношению друг к другу. Безусловно, я не знаю, что происходит за закрытыми дверями, но всё же это разительно отличается от гэридж-индустрии, в которой было полно интриг…

Как я уже говорил, многие из тех, кто занимается дабстепом, уже занимались музыкой в других жанрах — гэридж, драм-н-бейс — и насмотрелись всякого. Они не хотели всей этой ерунды. Может, это и из-за того, что дабстеп возник с развитием технологий, электронной почты, электронных счётов, электронной налоговой отчётности — просто негде было проявить тёмную сторону, отгрызть себе кусок. Да и времена меняются. Уверен — если бы дабстеп возник на десять лет раньше, он ощутил бы на себе присутствие тех же неприятных людей, которых хватало в гэридже и других жанрах. Впрочем, сейчас музыкой так много и не заработаешь — может, злодеям тут просто неинтересно.

Сцена разрасталась, звучание становилось всё популярнее, всё шумнее…

Слушай, дело было не только в шуме. "Fat Larry’s Skank", "50,000 Watts" Matty G, "On a Mission" Benga и Katy B, ремикс "Broken Heart" Martyn, даже ремикс Skream на трек La Roux — люди помнят эти хиты, а не шумный тираут. Впрочем, люди — существа стадные, это известный факт. Если видео на YouTube наберёт 300000 просмотров, найдётся немало таких, кто скажет, что оно хорошее, ведь "у него 300000 просмотров — значит, хорошее!" Приятно видеть, как жанр возвращается к истокам. Хайп, шум, безумие — вся эта муть начинает оседать, и хорошая музыка отвоёвывает утраченные позиции. Возвращается трайбл-звучание, минимал-звучание, больше нету примитивных лупов, переходящих в шумный бас. И так везде: В России, в Штатах — все делают музыку более глубокой, более интересной, по-хорошему чокнутой. С каждым туром я замечаю, что слушатели требуют или старое звучание, или более новые диповые треки. И не унылые кик-снейр-бас — интересный качающий трайбл. Им снова нужен грув — вот что здорово. Я ставлю никогда не издававшиеся треки на дабплейтах, и люди такие, мол, "Ого, это что?!" А я им (смеётся): "Трек Loefah, написанный девять лет назад". — Да ладно?! — Да! (широко улыбается).

То есть, по сути, сцена может снова сплотиться и снова извлечь из этого пользу? Ведь есть столько треков, существующих только на дабплейтах, — возможно, их слышали в максимум трёх-четырёх клубах. Это не ретро — они сумели сохранить новизну.

Именно так. Нам есть, откуда черпать материал.

Ладно, мы обсудили поворотные моменты жанра на пути вверх, но когда он достиг вершины? Когда безумие начало угасать?

В 2011-2012 гг. В 2010-2011 гг. всё начало понемножку выходить из-под контроля. Не то что понемножку — полностью, потому что каждый хотел быть дабстеп-продюсером, дабстеп-ди-джеем, будь то рэперы, рок-звёзды, кто угодно. Нас заливают потоки музыки, люди перестают ориентироваться, мы не знаем, что играть. В 2009-2012 гг. я наблюдал за тем, как люди отказывались от дабстепа, потому что им это надоедало: слишком много шума, сумятицы, слишком многие кричат: — Это дабстеп! — Нет, вот это дабстеп! — Нет, ты не знаешь, что такое дабстеп! — Я никогда не называл это дабстепом, это он называл это дабстепом! Все немного свихнулись, каждый хотел присвоить эту музыку — что забавно, ведь её создала небольшая группка лондонцев: пацаны из тусовки Souljah лейбла Tempa, FWD>>, Сара Локхарт и Нил Джолиф, ребята из "Big Apple", "Black Market"… Нас было всего несколько человек, мы обменивались идеями и треками, а сейчас это всемирный феномен и абсолютно каждый готов говорить, мол, это так, а это сяк, тебе можно делать это, тебе — то. Мы подходили к этому проще: "Если вам не нравится то, что человек играет, даже не тратьте время на оскорбления". Я всегда говорил, что плюс дабстепа, то, что позволит ему существовать и дальше, заключается в огромном разнообразии звучаний, стилей и ритмов, в каждом из которых есть к чему обратиться. Я обожаю хаус, я обожаю гэридж, обожаю драм-н-бейс, но у каждого из них есть ритм, который будет повторяться всю ночь. В дабстепе же есть треки с половинчатым ритмом, трайбл-треки, тираут, прямая бочка, регги — у нас так много возможностей? И почему мы не используем их, а вместо этого спорим, сравнивая одно с другим?

Что ты чувствуешь, когда человек всё же уходит из дабстепа в другие жанры?

Досадно, когда это делают мои знакомые, мои хорошие друзья. Но не обижаться же на них за это — какое я имею право? Наоборот, мне сложно понять, как люди остались в дабстепе, когда всё в нём сломалось. Посмотрите на Skream — легенда, топовый чувак. И как можно винить его в том, что он не хотел быть частью сцены, разъедаемой интригами, сцены, на которой ему говорили, что можно делать, а чего нельзя? И ведь если бы не Skream, не Benga, не Mala, не все эти ребята, дабстепа бы не было. Они написали треки, которые услышали за океаном: "Midnight Request Line", "Night", "Anti War Dub" — все кормились благодаря этим трекам. Они создали жанр, а сейчас никто не считает их частью сцены — сцены, которой без них бы не существовало. И мы знаем, что чем популярнее становился каждый из тех треков, тем популярнее становился каждый из нас. Но потом наступил период, когда люди не писали треки для сцены, а писали их для себя, сидя по углам. К счастью, этот период не затянулся. Когда люди начинали выбивать себе поджанры внутри других жанров, это длилось по десять лет, и сцена на десять лет уходила в тень. В дабстепе же всё это длилось шесть месяцев, максимум год. Недолго.

Я тут изучил Google Trends — похоже, интерес к дабстепу действительно начал падать в 2012 г., но при этом он упал на уровень 2009-2010 гг. А в 2009 г. дабстеп чувствовал себя неплохо — особенно с учётом того, какой путь он проделал за пять лет. Есть ли ощущение, что вы пытаетесь продолжить путь оттуда, где однажды с него свернули?

Ага, есть ощущение вроде (трясёт головой, притворяётся изумлённым) "Ого, что это было?" Оглядываешься по сторонам и думаешь: "Офигеть, я по-прежнему здесь — слава богу, что всё это длилось недолго". И за последние 12 месяцев, когда люди говорили, что дабстеп мёртв, стало ясно, кто хороший, кто плохой, а кто злой. И музыка снова становится лучше. Сейчас на сцене находятся те, кто любит её, они занимаются ею, потому что хотят здесь быть. Даже те, кто сдался в 2011, задумываются: "Хм, сейчас можно и сделать кое-что интересное". Всё изменилось в том числе и для Skream — его ожесточённо критикуют за то, что он покинул жанр, но ему сейчас нужно поддерживать статус большого артиста. Он сейчас там же, где Пит Тонг, где артисты-миллионеры, он ушёл далеко, и нельзя критиковать его за это. Он же не критикует нас, правда? Якобы он заявил, что дабстеп мёртв, но он этого не говорил — он просто ушёл дальше. Если в нём зародится желание написать дабстеп-трек — а я уверен, что рано или поздно это произойдёт, — он это сделает, он напишет его за пару часов, и этот трек взорвёт, его купят несколько сотен тысяч человек! Что же касается остальной части сцены, больше никто никого не критикует, не оскорбляет, не бьёт исподтишка, потом угощая через неделю в клубе. Такие действия лишь тормозят тебя самого и остальных. Похоже, все это осознали, и теперь всё снова хорошо. Мы снова пишем классные треки, а не расталкиваем друг друга локтями. Есть ребята, которые пишут крутые минималистические треки — год назад их не признавали, а сейчас признают. Это Commodo, Kahn, Convex, пробивающаяся молодёжь — они возрождают звучание на благо всем нам.

Как ты и говорил, многие из них появляются за границей — скажем, Gantz, один из наиболее ярких инноваторов на данный момент, из Турции. Есть ли ощущение, что вы отпустили вожжи, что теперь дабстеп принадлежит не только Кройдону?

Ух, разумеется. Мы больше не управляем дабстепом, уже давно. На самом деле, мы не управляли им уже шесть-семь лет назад. Не важно, насколько эгоистичным ты хочешь быть, считать жанр только своим — ты должен отпустить его, дать ему стать тем, чем оно является. Мы-то знаем, кто действительно любит дабстеп. Скажем, смотришь на лайнап какого-нибудь из промоутеров и думаешь: "Твою мать, дружище, ты поднялся на дабстепе, а сейчас, продажный ты ублюдок, у тебя ни одного дабстеп-артиста в списке — значит, ты никогда не любил дабстеп". Но есть и люди, которые устраивали рейвы много лет назад и устраивают их до сих пор. Их публика обожает эти вечеринки, туда приходит много людей. Выживает сильнейший, братан, выживает сильнейший. Sin City до сих пор набивает "Fabric" битком. Мы запустили Hatched в "Vibe Bar" — и туда впервые пришло так много людей! И это лишь небольшой лейбл со специфической музыкой, который на слуху всего около года. Я играл всего минут двадцать, остальное же время играли молодые артисты лейбла. Однако люди пришли их слушать — их музыка уже разошлась, она повсюду в сети.

А ещё у тебя выходит альбом. Дебютный альбом!

Да, работаю над альбомом. В этом году я намерен на нём сосредоточиться, закончить его.

"Hatcha & Friends", правильно? Только совместные треки?

Сплошь совместные треки за исключением одного или двух, которые я сделал сам. Минималистический готический трайбл в самый раз для пяти часов утра, как мы любим. Но сам альбом, конечно, состоит из совместок — с тех пор, как я взялся за дело, многое изменил в плане того, с кем буду работать. Многих вычеркнул из списка. Подумал, что раз выпускаю дабстеп-альбом, люди скажут: "Посмотрим, есть ли Hatcha что сказать". Нравится мне это или нет, альбом будет заявлением, а значит, он должен быть моим заявлением о дабстеп-сцене. Я должен был делать треки с Сонни (Скриллексом), DJ Fresh, Adam F и другими известными артистами… но это не моё. Я подумал: "Но при чём тут я?" Да, альбом бы здорово продавался, но он был бы не тру, не так ли? Я — дабстеп-артист, я должен показывать людям, где новая музыка, где тру и что сейчас к чему. Так что буду этим заниматься весь год, а может и дольше, ведь я ленивый тип. Ну да ничего страшного — никуда не спешу. Зато на протяжении этого времени будут выходить ипишки "Hatcha & Friends" — чтобы поддерживать интерес и давать людям треки для клубов.

Плодовито! Учитывая то, что до сих пор ты выпускал по треку в год, это серьёзный поворот!

Ага, всё очень здорово. Получается круто, работа спорится. На первом EP "Hatcha & Friends" у нас есть тираут, глубокий трайбл, гэридж. Это не релиз лейбла Hatched со специфическим определённым звучанием, не релиз наших молодых ребят, которые пишут такой дабстеп, каким мы хотели бы его видеть. "Hatcha & Friends" будут содержать треки от меня и друзей по жанру, которые мы написали вместе.

Но ты уже решил, кто будет на альбоме?

Ага.

И…?

[поднимает брови] Есть список, но скажу лишь, что альбом будет диповым. Глубокое-глубокое звучание. Пляски в грязи под диповый трайбл. Идеальный звук.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
UPD: Тимати сообщил, что уголовное дело возбуждено.
Рэпер также высказался о будущем и настоящем страны. Говорит, отсюда надо валить.
Зачем они ездят за любимой группой из города в город, жгут фаера на концертах и организовывают на них же флешмобы.
Айза спойлерит тот самый баттл. Illumate наконец получил права. L'One фотографируется с британским коллегой.