Тексты

Трип-репорт: The Flow едет на Flow 2016

Здесь будет регулярно обновляемый пост о том, как редакция этого сайта собралась на почти одноименный фестиваль в Финляндии и что из этого получается.
Комментарии
0

Николай Редькин, 15 августа, аэропорт Пулково

Фестиваль - это всегда возможность выбирать, со всеми сопряженными трудностями. И лучше бы, конечно, сделать этот выбор так, чтобы потом было не обидно, хотя от такого тоже никто не застрахован.

Выбирая между артистами на фестиваля, я старался действовать по принципу "этого мы еще в России увидим, а этого - примерно никогда". Поэтому любимых New Order без жалости в сердце променял на звезду джаза Камази Вашингтона, И разочарован не был (разве что самую малость, когда выходил с площадки, а из соседней палатки играла "Love Will Tear Us Apart").

Занимать очередь надо было за полчаса, и то толкучка была страшная. Камази еле уместил весь свой оркестр и прибившегося к ним Thundercat (я так и не понял, было ли его камео разовой акцией или это вообще нормальная практика) на маленькой круглой сцене. Вел себе как большой бэнд-лидер: держался осанисто, в перерывах рассказывал забавные истории про своих музыкантов, с большинством которых знаком чуть ли не с начальной школы, устраивал соревнование обоих своих барабанщиков, рассказывал про новый альбом. Иногда усидеть на скамейке было совсем невозможно, приходилось вскакивать, прыгать, кричать, (довольно по-идиотски) танцевать и обниматься со знакомыми, объясняя это тем, что "музыка навеяла".

Это, пожалуй, был хайлайт фестиваля, полностью согласен с людьми, писавшими потом в фейсбуке, что Камази - новая звезда черной музыки масштаба Джорджа Клинтона. Но не отметить лыбившегося во все 32 зуба Андерсона Паака, который на сцене кайфовал за всех собравшихся; скромника Кайтранаду, устроившего в своей палатке развеселую дискотеку с марихуановым ароматом, и слегка безумное арт-шоу Sia нельзя.

Закончила все певица Anohni. На сцене стояли три фигуры, драпированные во все черное, Две склонялись над синтезаторами, одна жалась к микрофонной стойке, На экране в это время старые и молодые, черные и белые, кудрявые и коротко стриженные женщины открывали рты и пели голосом артистки, ранее известной как Энтони Хегарти - смотрелся этот липсинк очень эффектно. Не знаю, получилось ли у меня не коряво объяснить, что там происходило, но происходило что-то крайне мощное, такими и должны быть сеты музыкальных радикалов.

Улетел из Хельсинки с парой десятков непрочитанных сообщений Вконтакте, ощущением радости внутри и в купленной за три евро на блошином рынке джинсовке (лучшее капиталовложение вчерашнего дня!). В порыве чувств сказал девушкам, работавшим в пресс-зоне, что езжу на их фестиваль четвертый год, и лучше пока что ничего не видел. "Ну тогда на пятый вам точно надо приехать, - ответила одна из них. - Юбилейный же". Не нашел в себе аргументов против.



Андрей Никитин, 15 августа, едва проснувшись

Третий день показался самым лучшим, но отчего-то сейчас личные впечатления хочется таковыми и оставить. Феноменально много людей собрала Sia, не протолкнуться было к одетым как простые западные пенсионеры старичкам New Order, но впечатлили не только они.

Если вы из тех, кто в день рождения или в Новый год вместо веселого торжества устраивает себе ревизию допущенных ошибок и упущенных возможностей, то вы должны понять ощущения, которые я испытываю, когда закончен фестиваль. Огромный сверкающий праздник на всех парах пролетел мимо как скоростной поезд Allegro, оставив тебя в одиночестве на провинциальном полустанке с мыслями “то есть, я в самом деле пошел жрать, вместо того, чтобы идти на этот концерт?”, “действительно болели ноги и из-за этого не послушал того-то?”. Доминирующее настроение — легкая печаль, которая прорезалась еще в воскресенье в последний час фестиваля, глядя, как опустели еще недавно переполненные фудкорты, как персонал складывает недопроданный мерчендайз, как одна за другой умолкают громом гремевшие фестивальные сцены и стайками и поодиночке к выходу тянутся люди. Фестиваль, который целых три дня был кипучим средоточием жизни Хельсинки, на глазах превратился в скучную сумму оборудования и декораций. Немедленно захотелось слушать если не “Гражданскую оборону”, то хотя бы клауд-рэп.

В этом посте, тем не менее, еще будет пара обновлений — Николай определенно найдет, что сказать напоследок. Ну и чувствуйте себя свободными задавать любые вопросы в комментариях о фестивале, если интересующая вас тема вдруг оказалась недоосвещенной.



Sia показала танцевальную постановку



Очень трогательное выступление Thundercat



Андрей Никитин, 14 августа, уже засыпая

Какие-то окончательные итоги будут в понедельник, сейчас же мысль одна — очень отстойно, что все это закончилось! # flow2017


Николай Редькин, 14 августа


Та ситуация, когда Thundercat потом играет весь концерт с Камаси, а в шаге от тебя, у ограждения секьюрити-зоны, стоит Андерсон .Паак и улыбаясь на все это смотрит.

What a time, как говорится, to be alive. Фотография, надеюсь, передаёт некоторую степень нашего охренения.







Андрей Никитин, 14 августа

Та ситуация, когда пришел на Thundercat, а к нему зашел немного поиграть на саксофоне случившийся в городе Kamasi Washington.





Николай Редькин, 14 августа

Космическая женщина FKA Twigs, со внешностью молодой Пифии из "Матрицы" и голосом девочки из "Пятого элемента", за свой сет влюбила в себя все первые ряды. Друзья жаловались, что она не привезла с собой танцевальное шоу, но в такой минималистичной обстановке еще сильнее работала магия ее музыки, сделанной из потрескиваний, потусторонних шумов и других звуков космоса.

Мой фестивальный день закрыл Моррисси — нестареющий британский романтик, голос великой группы The Smiths. Его я люблю еще со студенческих лет, а к сету всего одна претензия: многовато новых песен для артиста с таким бэкграундом и таким каталогом. Но достоял до самого конца, пораженный его военной (в хорошем смысле — сам бы он, убежденный антимилитарист и вегетарианец, меня за такое сравнение проклял) статью и выправкой, да и умение выступать за 30 лет можно отточить до невиданного уровня, Словом, очень доволен.

Сегодня у нас фулл-хаус: Thundercat, Kamasi Washington, ANOHNI, певица Sia, Anderson .Paak и Kaytranada. Ох жарко будет!











Морисси — памятник самому себе



Позавчерашний Stormzy



Тернер и его друг



Андрей Никитин, воскресенье, квартира в Пунавоори


Вкусы у всех разные. И на мой субботний лайнап изначально был каким-то совсем жидким. В принципе, так и получилось — день без сильных впечатлений.

С удовольствием послушал The Last Shadow Puppets — группу, где в свободное от основных проектов время играют, на мой взгляд, лучший британский рок-артист момента Алекс Тернер из Arctic Monkeys и мой the most hated английский рок-музыкант всех времен Майлз Кейн. Насколько первый классный, настолько же второй карикатурный, но они дружат и играют вместе, такой парадокс. Краткое содержание их недавнего альбома, ставшего поводом отправиться в нынешний тур, Pitchfork изложил в духе “мы — сексуальные люди, живем сексуальную жизнь и занимемся сексуальным сексом с сексуаотными подружками”. Задумывалась подъебка, получилась рекомендация. Выступают они со струнным квартетом, который придает этой музыке классической кинематографичности. Когда камера выхватывала девушек со скрипками и виолончелями, было смешно оттого, насколько у них лица безразличные на контрасте с переигрывающими фронтменами. Играем согласно партитурке, зарплата капает, остальное не волнует — как-то так. Наверное, вы сталкивались с таким явлением, что музыка, которую вы послушали на концерте вживую, начинает восприниматься иначе и играть новыми красками. У меня такое с их песнями — хочется переслушать.

Еще считаю важным заметить, что в составе коллектива есть бубнист. Работа моей мечты теперь выглядит как-то так.

Очень много людей собралось на M83, хотя последний альбом не кажется мне откровенной удачей. Пробежался мимо Hercules & Love Affair — бодрое гей-диско, не моя кастрюля супа. На небольшой и темной сцене выступал русский артист Moa Pillar — подвижный кид с лэптопом и контроллером выруливает гулкое боевитое техно с небольшим приветом бейс-сцене. На поднятую вчера тему популярности техно — патриарх жанра Jeff Mills устроил очередь на вход к сцене, где обычно вполне просторно. В студенческие годы раз в месяц я прибегал к специальной бабке в подземном переходе, чтобы приобрести приехавший из Москвы номер журнала “Птюч” — Миллс был его типа иконой и героем. Больше 20 лет минуло, количество пропавших из виду культурных и субкультурных явлений не поддается подсчету, но изобретатель детройтского техно по-прежнему на месте. А ведь миру нужны константы.

Долго смотреть на выступление FKA twigs у меня не получилось, хотя она, нужно признать, настолько удивительная и нетипичная поп-артистка момента, насколько это вообще возможно. Отмечу, что пятничные хедлайнеры Игги Поп и Massive Attack собирали адские толпы, а субботние — нет.

Увы, не осталось сил и на то, чтобы целиком послушать живое выступление Floating Points — а стоило бы. Это завораживающий космический микс электроники и джаза, построенный на программе прошлогоднего — отличного — альбома «Elaenia». Очень хочется его переслушать немедленно, хотя времени на это нет.



Николай Редькин, пресс-зона фестиваля

Итак, впереди у нас сегодня FKA Twigs, а пока отсмотрели немножко концерта The Last Shadow Puppets. Я к ним нормально отношусь, хотя основную группу Алекса Тернера совсем не люблю. Посмотрели, и это очень смешно: люди в кожаных куртках берут гитары и принимают с ними самые героические позы. Такое максимальное количество рок-клише, доведенных до абсурда. Повторюсь, реально очень смешно, хохотал как бешеный.

PS на фестивале очень вкусный фо, как и в прошлом году (передаю привет Горбашу, который вместе со мной входит в фан-клуб этого чудесного блюда).




Николай Редькин, 13 августа, конспиративная квартира

Выступаю в жанре "Баба Яга против": группа Massive Attack — совершенная скучнямба. Уставшая, анемичная, довольно бесполезная музыка от людей, которым судя по всему, она смертельно надоела. Весь мой фейсбук их усиленно нахваливает, я подозреваю, это можно списывать на какие-то тёплые воспоминания детства; мне лично непонятно, зачем слушать этот микс из молью побитого трип-хопа и построка образца 2003 года. Хотя когда выходил из толпы и услышал сильный аромат травы, понял, зачем.

Совсем другое дело — африканец по имени Ata Kak. Про его непростую судьбу можно прочитать в "Афише", смысла пересказывать все это не вижу. Чудная, добрая, в хорошем смысле эксцентричная, но заводная музыка — русскому слушателю она может напомнит сильно упоротую группу Дюна, вдохновленную регги и афробитом. Через 20 минут плясали все трибуны, сам певец, уже довольно почтенного возраста, выделывал коленца — короче говоря, случилась большая и полная любви дискотека. Уходил оттуда воодушевленный, счастливый на 200 процентов и совсем не чувствовал вечернего финского холодка, бежавшего за ворот. Ради такого, мне кажется, и стоит каждый год сюда ездить.

Финны оперативно выложили видео, насладитесь.



Цифра дня: количество вейперов, замеченных на фестивале — 1




Андрей Никитин, Хельсинки, утро


Флюгель без усилий распидорасил свой танцпольчик, глядя на посетителей которого ты почему-то с первого раза понимаешь, что это люди из техно-тусовки — вероятно, самой симпатичной, взрослой и модной из сегодняшних субкультур. В Москве техно сейчас на пике популярности, однако, похоже, что это не только локальный интерес: в клубно-электронной программе представители жанра в этом году в большинстве. Мне-то на танцполе интересен британский угол зрения с наследием гэриджа, дабстепа, грайма, драм-н-баса, но ничего этого нет, только ровная монотонная техно-поступь. Интересно почитать какое-нибудь исследование, за счет чего же техно сейчас настолько на коне.

Вот и Four Tet, которого я крайне уважаю и на которого давно мечтал взглянуть, не вполне оправдал надежды и играл так, словно мы в “Бергхайне”. Зато я услышал тот самый ремикс на трек “Opus” известного транс-чувачка по имени Eric Prydz. Прославился он после видео, где Maceo Plex играет его на Ибице: утро, звучат эйфорические трансовые рулады, по всему понятно, что сейчас будет дроп, люди ждут, хлопают в ладоши, неистовствуют, а дропа все нет и нет, и так почти до финала 9-минутного трека. Что-то похожее происходило и на Flow, только в меньшем масштабе, видимо, потому что наркотиков в Хельсинки меньше. Хотя для вот этих двух мужчин в золотых трусах (в такой-то холод!) это явно не проблема.

Не страшен холод и для Игги Попа, который привычно оголился и зашел с козырей: “I Wanna Be Your Dog”, “The Passenger” и “Lust for Life” прозвучали не на бис, а в самом начале. После успеха The Chemical Brothers на Пикнике “Афиши” я разглагольствовал, что хедлайнерами на фестивалях должны быть артистами с 20-летним стажем. Однако, судя по людскому морю, разлившемуся у главной сцены, когда по ней бегал Игги, еще надежней брать музыканта, который в игре хотя бы лет 40.

Далее конспективно — Massive Attack сыграли могучий сет, где единство видеоряда, звука и происходящего на сцене создавало крышесносный эффект. Нет такого лайнапа, который не хотелось бы улучшить: в частности, здесь надо было переставить Sleaford Mods так, чтобы я на них смог посмотреть. Jamie xx дорос до офигительно больших залов (а был скромный барабанщик и андерграундный диджей), хотя и играет преступно мало своей музыки. На Savages заглянул на пару секунд, чтобы увидеть, как перве ряды держат на руках их неистовую вокалистку — идеальное впечатление, чтобы закрыть им первый фестивальный день.



Massive Attack



Savages




Ata Kak





















Николай Редькин, там же

Наш сегодняшний фотокор Леся Брук передает всем привет.









Николай Редькин, 12 августа, вечер, фестиваль Флоу


На фестиваль приезжаешь уже как к бабушке в деревню на лето: все знакомое, все родное, все хранит память о прошедших годах.

Но к делу: певица Лора Мвула, выступавшая на главное сцене, обворожительна; к женщинам с кейтаром питаю особую страсть, а она ещё выглядит как Эмбер Роуз и поёт как чёрная Адель. На Stormzy забежали ради любопытства и остались чужими на том празднике жизни: проблема как у Скепты год назад — нет узнаваемого материала, нет хитов, нет песен, под которые народ хотел бы скакать.

Но настоящий разрыв, ребята, это группа A-WA. Три израильские сестры вдохновились музыкой Йемена и выдают что-то очень дикое, но симпатичное. Такой бесконечно длящийся трайбл-дэнс с хоровыми распева и, где одну песню сложно отличить от другой, но под конец накатывает такой катарсис, что в пляс пускаются даже мужчины с животами и в белых рубашках. Обязательно найдите их на ютубе прямо сейчас же и послушайте, я пишу с планшета и вставить ссылку не могу.

Пришёл на Игги Попа, особой любви к нему никогда не питал, но дедушка стартовал с песни "I wanna be your dog", оголил торс, пронёсся по сцене метеором и дал жару. Простоял до самого конца, божественно.



Андрей Никитин, 12 августа, фестиваль Flow, вечер

"Energy is crazy", — говорит в микрофон диджей Tiny, но вряд ли верит себе; зал лишь вяло перетоптывается. Невыразительно начавшись, выступление лондонского грайм-МС Stormzy шло по нарастающей. Похожий на триумфальную колонну, если бы их делали черными, он вышел заамбассадоренным в adidas Originals от козырька и до подошв — а заканчивал выступление полуголым, льющим пот и излучающим энергию небольшой атомной электростанции. Зал в нужном месте выкрикивал: "Shut Up!" под одноименный трек, а также хором пропевал мелодию оттуда под хлопки на манер футбольных болельщиков.

Заканчивалось все обоюдными признаниями в любви: если Stormzy объяснялся в микрофон, то слушатели отвечали криком, гиком и улюлюканьем. Вдохновленный, ухожу на техно-backyard, где модные люди кивают головами под Флюгеля.



Андрей Никитин, 12 августа, Хельсинки, вечер

"Ну, попробуй увидеть в Хельсинки что-то новое", — напутствовал меня Руслан Муннибаев.

Эту задачу не назовешь простой. Я здесь в шестой раз, и это ровно в шесть раз больше, чем я планировал, приехав в Хельсинки впервые. Город изучен, казалось бы, от и до — но так даже интереснее. Ходишь по тем местам, где больше всего понравилось и понимаешь, что хуже они не стали. А потом выясняешь, что район, где как ты думал, только терминалы паромов, на самом деле прячет тишайшую набережную, где можно почиллить на дощатых мостках за казино — и полностью освободить голову от забот и тревог, чего в Москве не удается сделать никогда. Есть и негатив: то, что на время моего визита пришелся ремонт дома, в котором базировался паб Black Door, абсолютно преступно.

Но этот отчет придуман не для обзора стритфуда и крафтбира финской столицы, а для заметок с фестиваля Flow, который стартует прямо сейчас. Есть и оттуда плохие новости — отменился Goldlink, заболел. Хотелось бы знать, выздоровела ли ANOHNI, которая поотменялась на всех предыдущих фестивалях.











comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Называет своего оппонента "молодцом" и обещает продолжать участвовать в баттлах.
Баста, Slim, Гарри Топор, Дудь, Навальный и другие — о главном хайпе русского рэпа 2017.
Другие новости связанные с Versus: тот самый баттл — уже сегодня.