Фото Клипы Рецензии Альбомы Тексты Новости Баттлы
16+
Тексты
Интервью: Николай Редькин

"Мы прошли проверку временем — Алеся Кафельникова цитирует только RSAC": интервью с Феликсом Бондаревым

Этой весной Феликс Бондарев записал романтичный альбом "Голые факты", благодаря которому его открыли для себя новые слушатели. Для проекта с десятилетней историей это не самый обычный поворот.
Комментарии
0

Феликсу Бондареву респектуют новые рок-герои. Петар Мартич образовал свою первую группу, сходив на его выступление, а Кирилл Бледный пригласил его к себе на сцену во время московского концерта. При этом Феликс начинал записывать музыку, когда эти люди ходили в школу — в 2018 году его главному проекту RSAC исполнилось 10 лет. Все эти годы Бондарев умудрялся совмещать эту группу с десятком других своих коллективов (от совсем андеграундных до вполне респектабельных — он ездил в тур с группой Мумий Тролль и выступал в "Вечернем Урганте" с Сансарой). Но популярность у пользователей он получил благодаря песням RSAC — хулиганским, матерным, циничным. В начале весны вышел его новый альбом "Голые факты", где хулиганство слегка уступило место романтичным и светлым песням о любви. Как следствие, его начали слушать те люди, которые все эти 10 лет группу не замечали. Интервью с Феликсом и гид по его лучшим песням — ниже.



— Ты можешь сказать без гугла, какой по счету альбом “Голые факты”?

Для меня третий, наверное.



— А вообще? Подозреваю, что тридцать какой-то.

Тридцать какой-то — это если все вместе взять. Смотри, как это было всегда? Я записал левые песни, придумал им название — типа альбом. Но “Голые факты” — это вообще мой дебютник, я считаю.



— А количество проектов, в которых ты участвовал, переваливает за пятьдесят?

Да за десятку всего, думаю.



Так звучит песня с нового альбома RSAC "Голые факты". По меркам Бондарева, крайне попсовая — без мата, без упоминаний наркотиков. Для его нового альбома показательно это движение к более дружелюбным массовому слушателю песням. Это не случайно — альбом был записан после того, как Феликс встретил девушку, "изменившую жизнь".




— Есть среди них такие, которые ты не можешь слушать?

Да нет, с каждого проекта я что-то получил. А музыка для меня началась только сейчас. До этого проекты были способами достижения каких-то целей. Грубо говоря, я записал альбом шугейза, когда мне было 19 лет. Хуякс! — я уже в Берлине, записываю альбом с калифорнийской группой. Потом я начал играть в Мумий Тролле. Это была такая собственная школа: что я? кто я? куда я? На тот момент я не обладал каким-то уникальным умением, чтобы меня интересно было слушать как музыканта. А выебываться можно было с 19.

Еще пару лет назад я так же бы записал альбом и ездил бы по городам один. Сейчас хочется уже, чтобы это был состав. Мы же не рэперы, которые появился неделю назад — и уже считаются старьем. Мы прошли проверку временем. Алеся Кафельникова, видел, да? Цитирует только RSAC.



— То есть, уже не Pharaoh?

Да. Один-ноль, прикинь.



— Я видел в сториз, как Водонаева ездит в машине под ваши песни.

Водонаева, да, Это очень странная хуйня. Все резко проснулись. Этим песням по семь-восемь лет, вот “Настоящие чувства” в 2012 была написана.




Если вам нужна всего одна песня, чтобы составить впечатление о RSAC — вот его визитка, "Я по тебе скучаю". Откровенных песен про бывших Бондарев написал немало, но эту хочется прямо разобрать на цитаты.




— Ты смотрел выпуск “Узнать за 10 секунд”, где Гречка слушает твою песню и говорит: “Вот крутой чувак, он скоро взорвет”?

Она же ребенок. Ребенок, который очень переживает до сих пор, в какие моменты она попадает, как ей общаться. Мы пересекались на Пошлой Молли, она говорит: “Мне сложно. Меня очень много вещей заставляют”. Да, мне очень много людей прислало то видео, еще чуть-чуть и тебя фрешменом назовут! Ну понятно, девочка она! Девочка ошибается. Дай бог ей удачи!



— Вы с ней из одного города. Что это за место вообще?

Город Кингисепп. Естественно, когда я там жил, мне казалось, что это самое ебаное дно, в котором я только был. Но потом я побывал в Челябинске — и все встало на свои места. Кингисепп по сравнению с ним — ебаный Бристоль. Красивый, маленький, ухоженный английский городок. Есть два паба, один банк, одна лыжня и боксерский ринг. Плюс 90 км от Петербурга. Это два часа езды, люди туда на работу ездят. Плюс у нас под боком Эстония, пешком переходим границу.

У меня там отец живет. У меня всегда была такая связь с Европой: я в 16 лет закончил школу, пошел учиться в Эстонию. Отучился там два курса, вернулся в России, приехал в Петербург. Меня мотало туда-сюда. В Кингисеппе я жил, грубо говоря, до 16 лет.



— Читал у тебя твит, что твой школьный приятель сел на 15 лет…

На 18! Но, по новой информации, у него недавно был суд, где он обосрался и измазался, сейчас его в дурку кладут.



— Насколько его история была показательна для твоего окружения того времени?

Да она уникальна даже сейчас в Перми. Сейчас редко надется такой долбоеб, который ездит, обхуяченный всеми видами наркотиков, под ScHoolboy Q на велосипеде. И орет. Он выкупил на территории завода “Победа” помещение — и на Новый Год варил там какие-то химикаты, нереальные унции говна. В итоге у него там рвануло, приехали менты, а он сидит обхуяченный. В маске. Человек вообще хороший — еще в школе он позвал нас в гости к своей бабушке, а всю комнату забил песком. И мы приходим, а он говорит: “Давайте клей нюхать в Сахаре!”. История уникальная, говорю же!




Так RSAC звучит на концертах. Это песня "Неинтересно" с последнего альбома — в этой версии, к сожалению, запикан мат. В студийной он есть.




— Друзей-наркоманов в школе у тебя много было?

Я не выходил из дома в школьном возрасте. По той причине, что я слушал группу Radiohead, учился играть на гитаре и понимал, что если я сейчас выйду на улицу, то мне будет дискомфортно. И у меня был такой план: поведу себя как аутист, поднакоплю знаний, чтобы потом можно было их растряхивать, как ебаный половик. И так с 13 до 16 — самый активный момент, когда дети пробуют наркотики. А я в это время в футбол играл, а потом сразу домой бежал.



— Твой отец джазовый музыкант. Он повлиял на твое восприятие музыки?

Своим появлением вот с такой стопкой дисков. Я как раз сломал ногу в двух местах после футбола. Был гипс. Это был 2004 год, по телевизору показывали церемонию “Оскар”, а после нее врубили фильм “Кофе и сигареты”. В оригинале! Без субтитров! Я лежу, охуеваю, потому что мне нравятся все люди, которые там. Джек Уайт, Том Уэйтс. А интернет тогда по карточкам. Я звоню отцу, спрашиваю, кто все эти люди. Он такой: “Да не может быть!”.

Приезжает через день, привозит мне стопку дисков: The Hives, The Vines, Franz Ferdinand только вышел, White Stripes, Bright Eyes, Lou Reed. И потом говорит: “Я скажу больше — Franz Ferdinand выступают через месяц в Петербурге. Погнали!”. Мы на Franz Ferdinand, я в ахуе, через две недели выступают White Stripes. После этого мне все и захотелось! Я узнал музыку, которую мог сделать сам. Ты не понимаешь слова “продакшн”. но понимаешь, что это сделано очень доступно. Я сразу попросил две вещи — микрофон и midi-клавиатуру. Параллельно начал играть на гитаре.

А первая песня, которую я написал — это “Красная девятка”. И ею я свою жизнь перечеркнул нахуй, потому что она начинается со слова “нахуй”. То есть как идет лейтмотив моей жизни: сначала “нахуй”, потом моя жизнь.




Песня "Красная девятка", с которой и начался проект Red Samara Automobile Club, позже сокращенный до RSAC. Ее вдохновила реальная история: летом 2008 года Бондарев с другом поехали в Петербург на концерт группы Black Rebel Motorcycle Club на той самой "девятке". В пути она заглохла.




— У тебя изначально была идея, что ты, как человек-оркестр — сам будешь на всем играть?

Первые три года да. Потом я переехал в Екатеринбург, познакомился с Сашей Гагариным из группы Сансара

В Екатеринбург я попал так: больше не хотел жить в Петербурге, поехал в Иркутск, прожил там полтора месяца. Это был октябрь, а на улице уже минус 40. Ты выходил из подъезда в такси, губы лопались, все взрывалось, ты откачивал себя каким-то 2С-B. И пришел момент, когда я понял: больше не могу тут находиться. Говорю: “Ребята, давайте мне соберем денег на билет, хочу обратно в Питер”. Приезжаем в аэропорт, а оттуда никуда ничего не летит кроме Екатеринбурга. А я как раз летом на фестивале познакомился с Гагариным. Звоню, говорю: “Ребята, я к вам ненадолго”. В итоге остался там на два года.



— В скольких городах ты успел пожить?

Таллинн, Кингисепп, Питер, Иркутск, чуть-чуть Красноярска, Екатеринбург. Потом переехал в Москву.



— Москва или Питер?

Москва, естественно! Мне всегда было дискомфортно в Петербурге, я всегда чувствовал какой-то пиздец. Не мои люди, не моя погода, не то, как они произносят слова, не то, как живут. Непунктуальные, блядь! Хуй с кем встретишься. И ебаный “Зенит”, блядь!

Знаешь, вот просто город не твой. Туда не хочется выходить, когда недоволен. В Москве у меня такого не бывает. Естественно, я перегибаю палку по белочке, но потом белочка заставляет меня извиняться. В Питере ни разу в жизни ни перед кем не извинился!




Не испытывая особой любви к Петербургу, Бондарев написал несколько очень точных и сильных вещей про этот город. В том числе — песню "Питерское техно", очень хорошо описывающую ночную жизнь северной столицы. Сначала она предназначалась для другого его проекта Техника Неисправна, затем перекочевала и на альбом RSAC.





— Твой худший год за эти 10 лет?

Я не помню нихера в 2015-м. Для меня этот год — год собственного ребрендинга. Я тогда три месяца прожил на Пангане. Что делал там, не помню, весь год для меня вылетел. Мысли почему-то были такие: все закончилось — пьянство, активное безумие — ничто не вернется на круги своя. С другой стороны, это был переходный год, и им я доволен.

Я недоволен только двумя моментами. Первый — это аллергия на алкоголь. И второй — очередная, заметная только мне, стадия ожирения.




Еще один сетевой хит Бондарева — песня "Настоящие чувства". Ироничный медляк с панчлайном про то, что настоящие чувства — это "пятичасовая ебля под спидами".




— Люди, которые ходят на концерты твоих проектов — разные? Или на все ходят одни?

Всегда разные. Настолько, что меня даже удивляло — я был уверен, что они не пересекаются. Я раньше думал, что это самоубийство: играть в Питере как Щенки, а через месяц как RSAC. Что все придут на одних и потом не пойдут на других.

С Макулатурой вот тоже публика другая была всегда. О, я же ушел сейчас из Макулатуры, прикинь!



— Почему?

Мы просто поняли с Алехиным, что жизнь идет в никуда. Он не смог вывести из iTunes деньги за последние два альбома. А для меня это важно.



— Как это — не смог вывести?

Ну не смог! Проебались они где-то! Это все было сделано знаешь как — пиздец!



— Сложно работать с Алехиным?

Очень сложно! Именно потому я его безумно люблю. Он — человек, который иногда болеет. А я — человек, который иногда здоров. Когда я здоров, он болеет больше всего. И тогда нам сложно. Поэтому мы сейчас проводим последние два концерта и берем временную паузу.



— Очень интересует вот что: когда рок победит рэп?

Тут ты эксперт, скорее. И я думаю, ты замечаешь, как все эти рэперы хотят стать рокерами. Обзываются друг на друга “рокстарами”, собирают живые составы и так далее. Есть текущий лайфстайл — а хип-хоп это же лайфстайл. Мне он нравится. Мне нравится, что люди стали чистыми, ухаживают за собой, чего всегда недоставало рокерам. Посмотри сейчас на группу Black Rebel Motorcycle Club — это ебаное унылое зрелище.




А так звучит проект Щенки, в котором Феликс к микрофону не выходит (а выходит его друг, Максим Тесли из группы Он Юн). Грязный, бодрый, раздолбайский рок.




— Так им уже под 40 лет!

И что? Канье в 40 лет выглядит охуенно. И это даже не исключение. Камон, в 40 лет все выглядят хорошо, а рокеры — нет. Отвечая на твой вопрос “Когда рок победит рэп?” — никогда. Мы всегда будем находиться в разных комнатах, и будет один огромный glory hole между нами. Просто кто-то туда вставит жопу, а кто-то — хуй.



— Лучший рэпер России прямо сейчас?

Я вот даже сказать не могу. Но могу вспомнить, что когда я на него попадал, меня никогда не расстраивал вот этот чувак из тусовки Pharaoh... Из Уфы… Как же его? Boulevard Depo! Во-первых, очень приятно выглядит парень, очень приятный арт у него. И мыслит приятно, это видно.




— Ты чувствуешь себя батей всей этой новой рок-волны? Когда подходит к тебе условная группа Пасош и говорит, что выросла на песнях RSAC.

Не Пасош даже, а чуть помоложе ребята. Хотя ты же знаешь эту историю — у пасошей до этого была группа Прыгай Киска. И Кирилл с Петаром ее придумали после того, как пришли на мой концерт в Москве в 2012 году. То есть, так или иначе, я отец всей этой хуйни. В 2008 году, когда я записал “Красную девятку”, никто не пел на русском — все пели на английском! Группа Motorama собирала по 25 человек по четвергам. А я же почему начал все это делать? Я хотел делать музыку, а слова были всего лишь дополнением.

Мы с Лёней (гитарист группы RSAC — прим. The Flow) очень любим делать хип-хоп биты в никуда. Мы чуть ли не ставим таймер, потом берем — сэмплируем Interpol, потом Burzum пошел. Добавляем шума, питча — в итоге за семь минут получается бит. Думали, может саундклауд организовать для молодежи с бесплатными битами. Но нас все еще не покидает мысль, что мы можем их задорого продать. К сожалению, у нас нет того 20-летнего, который будет сидеть и что-то нам рассказывать.



— Последнее. Мог бы ты декодировать свою строчку “Мне не нужен новый мир, мне нужна твоя Россия”.

“Не нужна твоя Россия” там поется.



— Серьезно?

Все, я декодировал!



— Офигеть, конечно,

Ты только что услышал абсолютно другое направление. И ты не один, все слышат так, как хотят слышать. Кому как ближе. То есть я-то иду на отрицание паттерна — как мне может быть нужна Россия, когда мне без тебя так больно! А сейчас мне нравится, что эту песню можно слушать вот так, в двух версиях.




Песня "Твоя Россия" — в ней каждый слышит то, что ему нравится.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Некролог одному из самых противоречивых артистов поколения.
Его будут помнить не только как талантливого музыканта, но и человека с буйным бэкграундом вне сцены. Вспоминаем все.
Смоки Мо — о похожести на Канье. L'One — о хейте. Diplo прочитал Есенина.
Вышло новое видеоинтервью The Flow. Его героем стал Лигалайз.