Тексты

Big L: к 40-летию

Андрей Березин — о самом недооцененном рэпере Нью-Йорка, которому в этом году могло бы исполниться 40 лет.
Комментарии
0

Текст: Андрей Березин

В этом году могло бы исполниться 40 лет рэперу Big L — одному из самых недооцененных талантов, которые подарил нам Нью-Йорк. The Flow вспоминает героя. Андрей Березин, наш постоянный автор, рассказал, за что его стоит любить, и выбрал 5 лучших треков.

В архивах хип-хопа полно музыки безвременно ушедших артистов, знакомство с которой может поднять начинающего рэп-фаната повыше в глазах знатоков. Не много нужно эрудиции, чтобы знать имена 2Pac или The Notorious B.I.G., а вот свободное ориентирование в репертуаре гарлемского самородка Big L — это уже уровень.

Ламонт Коулман, родом из классической нью-йоркской клоаки Гарлем, был в семье младшим братцем из трех, поэтому в детстве его звали как раз наоборот — Little L. Будучи еще подростком, Эл смог добиться пары секунд времени у одного из заметных нью-йоркских "старых школяров" Lord Finesse во время его автограф-сессии в музыкальном магазине, зажарил для него мощный фристайл, тут же получил его визитку и вскоре стал самым молодым участником его банды рэперов и продюсеров D.I.T.C. (Diggin In The Crates).

Тогда парня с нескончаемой жаждой баттлить каждого встречного-поперечного знакомые звали уже Big L, уважая его за способность рубиться у микрофона круглые сутки и за наглейший язык — с первых же своих сочинений Эл умел метко и нагло оскорбить оппонента, залепить пушечный панч в каждой второй строчке и безбашенно начхать на любую норму морали.

Молодым артистам скоро заинтересовались на Columbia Records, предложив контракт. В первом промо готовившегося дебюта была среди прочих песенка "Devil’s Son". Биг Эл не стал прятать своих намерений в отношении соперников-эмси: текст написан от имени шарахающегося по ночному Нью-Йорку маньяка, который грозится изрезать прохожих на части и изнасиловать выживших. Хорроркор тогда в хип-хопе только наклевывался, и такой вызов, подкрепленный мощной техникой с многосложными рифмами, не мог остаться незамеченным, хотя сам трек в итоге из-за такого текста на альбом не попал.

Альбом Big L "Lifestylez Ov Da Poor & Dangerous" вышел в 1995 и может считаться священным бычком для всех любителей трускула. Эл точно знал, что хочет записать идеальный "рэперский" альбом. Он безукоризнен и уперто однообразен в плане битов, потому что сделан одной командой продюсеров DITC. В каждом треке все, что есть — это хлопающие по ушам бумбэпные ударные, гулкий ведущий все за собою бас, да джазовые кусочки (как правило какая-нибудь дудка или пара клавишных аккордов).

 

Сам артист ведет себя нагло, по-хозяйски, одновременно представая серьезным рифморубом, аморальным гадом, кровожадным бандитом, бессовестным плейбоем и воинствующим атеистом. Big L олицетворил термин entertainment, т.к. его стихи настолько агрессивны и гипертрофированы, что переходят грань реальности и становятся театрализованным ужастиком, страшным до смеха. 

Вот он оценивает оппонента "Ты большой на вид, но гробы твоего размера тоже делают", чтобы затем "разнести его мозги по асфальту, чтобы было видно, о чем он думал перед смертью". Отдачи он не боится: "Пальни в меня, я рассмеюсь и выплюну пулю". Эл и без ствола горяч: "Я выбил всем столько зубов, что зубная фея должна обанкротиться", так что не подходи, ведь "баттлиться со мной — как бороться с гориллой в телефонной будке". Как итог – "в моем холодильнике нет еды, только части тел". Но занятнее всего собирать панчи Эла, когда дело касается с женским полом. "Мои девки заставят Тони Брэкстон выглядеть как Вупи (Голдберг)", "Парни злятся, ведь я больше девок отымел, чем они смогли разговорить", "И поскольку я клевый и карманы вот-вот раздует, мне нужна хирургия, чтоб снять баб со своего…", "Если у Эла будет СПИД, каждая милашка в городе его получит", "Я имею больше секса случайно, чем все ниггеры намеренно".

Два сингла с альбома смогли войти в двадцатку горячих рэп-синглов Billboard, сам диск продался количеством 200 000 копий. Эл в результате разуверился в возможностях мейджоров продвигать хип-хоп "без припевов" и смог к 1998 открыть собственную компанию. Там он планировал выпустить альбом "The Big Picture", когда все очень быстро закончилось.

Big L не зря сыпал в текстах угрозами и открытым гангстеризмом — оба его старших брата были бандитами. В феврале 1999 года, когда оба они сидели, средний брат дал своим корешам задание разобраться с каким-то гадом, и Big L стал мишенью обиженных в этой разборке: не достанем вас, так пусть получит ваш меньший братец. Ламонту Коулману выстрелами в упор разнесли лицо в клочья на той самой улице, про которую он писал в песне "Danger Zone" и на которой провел все свое детство. Произошло это через неделю после того, как Эл успешно завершил переговоры о контракте с Roc-A-Fella Records.

 

После смерти Big L вышло только два диска, где можно найти актуальные записи его голоса. Это собранный по кускам альбом "The Big Picture", который хоть и ничего особенного музыкально не представляет (хотя среди продюсеров там DJ Premier, Pete Rock и Ron Browz), зато заработал золотой сертификат. Это альбом коллектива DITC, где и состоял Big L, и его куплетов там достаточно на целый добротный соло-ЕР. Все остальные посмертные диски — обычная сборная солянка из обрезков, хотя обрезки Big L по качеству и силе рифм будут покруче хитов многих здравствующих ныне звезд. Он не успел оставить след столь же значимый и громкий, как его земляк The Notorious B.I.G, и мы не знаем, кем он был бы сегодня, будь он жив.

Но дебютный альбом талантливого гарлемского парня Big L с целой кучей одетых во все черное злобных парней на обложке всегда будет наготове, когда захочется показать миру, каким жестким, техничным и опасным может быть хип-хоп.


5 лучших треков Big L

"Put It On"

Первый сингл с альбома, первый успех, совсем незлобный Биг Эл непринужденно знакомит публику со всеми своими ипостасями, отгружает достаточно запоминающихся панчей, слегка злоупотребляет даблтаймом. Припев, состоящий из воплей диджея Kid Capri, к концу песни повторяет любой слушатель.


 

 

"Danger Zone"

Классический эловский хорроркор. Душегуб из Гарлема возвращается, чтобы убивать и резать розочками от бутылок. Каждый раз при прослушивании убеждаешь себя, что это всего лишь слова молодого пацана, но холодок по спине все равно бегает. Мог бы кое-что процитировать, но в интернете писать такое по-русски вредно для собственной безопасности.  В эту же категорию попадает еще одна вещь "All Black", только там поменьше сумасшествия и побольше простого бандитизма.


 

 

"Street Struck"

Блестящий воздушный бит, Эл выходит из образа, чтобы от собственного лица поведать о гибнущих в гетто детских душах и безысходности уличной жизни. Трек был сделан специально, чтобы уравновесить маньячное начало альбома, но получился естественным и наивным.


 

 

"Da Graveyard"

Я люблю хип-хоп, когда он такой — бьющий, как говорят омские рэперы, не в бровь, а в нос. Агрессивный бит просто выбивает стекла. В песне целая куча негров, у Эла всего один куплет (зато как всегда, бесподобный), плюс еще здесь можно услышать совсем молодого Jay-Z.


 

 

"Let ‘Em Have It “L”

Завершающий трек, один из самых качающих и наглых. Эл напоследок спускает с цепи свой образ самоуверенного микрофонного нахала, а панчей насыпает столько, что собирая их, чувствуешь себя волком с корзиной из советской электронной игры. Блестящий финал альбома, так сейчас не делают.

 


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
О Pharaoh, Oxxxymiron, Скриптоните, Басте и раскрутке хип-хопа в России.
Свое отношение к возможному перфомансу ведущий Versus озвучил в твиттере и прямо здесь, в комментариях на The Flow.
Айза, Баста и Ресторатор смотрят на молодых (и не только) рэперов. А потом комментируют их выступления.
Oxxxymiron в "Олимпийском", Айза там же, Влади и его любимые женщины.