Тексты
Интервью: Николай Редькин, Василий Трунов
Фото: Сергей Никифоров

"Все лучшие вещи получаются случайно": автор клипов Гуфа, Триагрутрики и Noize MC — о своей работе

Алина Пязок рассказывает о клипах для рэперов, работе на "Газгольдере" и своем личном проекте — группе Little Big, активно покоряющей Европу.
Комментарии
0

Ты начинала на челябинском телевидении, так?

Да, был такой канал “Восточный экспресс”, мне было 15 лет. Мой одноклассник был там самым крутым ведущим в молодежном шоу, вот он туда меня привел. Я сделала один сюжет, который прямо хорошо выстрелил, вся Челяба такая: “О, ничего себе”. Мне сказали снять про спорт, а я про гопников сделала! Спорт — это же спортивные костюмы, а гопники их носят. Я всегда была смелой девочкой и тогда круто над ними постебалась.

С Триагрутрикой тогда же познакомилась?

Мы с Джамалом жили в соседних домах, вот буквально через дорогу друг от друга. Ну, слушай, Челябинск же маленький город. По-моему, когда мы познакомились, я брала у них интервью на каком-то городском мероприятии. Я не думала о том, популярны ли ТГК. Просто они были чем-то особенным, в них была какая-то магия.

Cлушала рэп в то время?

Я стала слушать русскую музыку с альтернативы. Начала вообще с группы Jane Air. Два человека оттуда сейчас, кстати, играют в группе Little Big.

Правда, что ты сначала хотела снять клип не на “Биг сити лайф”, а на другую песню?

Да, я хотела на “В моем городе звезд не видно”. А они мне сказали, что “Биг сити лайф” такая же по атмосфере, но немного другая, давай сделаем ее. Я начала: “Ну ребята, мне так хочется…”. А они в ответ: “Либо эту, либо никакую!”. Пришлось идти на компромисс.




Что самое сложное, когда работаешь с рэперами?


Ну например, с русскими рэперами у меня не получается сделать сложных постановок. Это всегда больше стрит-видео. Именно в таком жанре я пытаюсь придумать что-то новое. Или, может быть, мне просто такие артисты не попадались. Или не поворачивается язык их назвать русским рэпом. У меня же нет лиричного рэпа, все, что есть — это в основном такая трушечка. Гуф, ОУ74, Триагрутрика.

Насколько бюджетными получаются стрит-клипы?

Достаточно бюджетными. Смотри, я по своей профессии — фотограф-документалист. То есть, для меня это развитие своего потенциала в жанре документального видео. Я этого совсем не скрываю — можно выйти с одним фотоаппаратом и снять просто на улице. Сейчас, конечно, еще прикольно свет на улице поставить, дым пустить. Короче, можно снять очень недорогое видео. Главное — это то, насколько ты можешь раскрыть свой потенциал и раскрыть артиста. Чтобы постоянно не снимать одно и то же. Потому что ты прошелся по городу один раз, второй, третий, а потом этот город уже перестает тебя вдохновлять. Вообще, стрит-видео не хочется снимать вообще всем. Сейчас я бы остановилась только на Гуфе, потому что это все же полностью его стайл.

Помимо клипов, ты же еще снимала мероприятия типа “Версуса”. Это сложнее делать?

На видео “Версуса”, мне кажется, невозможно передать ту самую атмосферу андеграунда, которая происходит там внутри. Это очень круто. Ты попадаешь туда, как в бойцовский клуб, реально ощущаешь себя в центре событий настоящего противостояния. На видео ты видишь, грубо говоря, читку, а атмосферу накала, когда участники волнуются, у некоторых трясутся руки, не видишь. Это все остается за кадром. Очень круто там следить именно за персонажами. Я часто записываю себе в заметки какие-то фразы людей, какие-то наблюдения. И вот там очень интересно за ними наблюдать. Очень хорошо характеры раскрываются.

Кто тебе запомнился?

Ну конечно же, Oxxxymiron. Когда там проходил этот баттл, было ощущение, что ты оказался на культовом мероприятии. Просто легендарном. Я, кстати, ни разу не снимала Оксимирона на Версусе в Питере, только на Main Event, но это другое. Еще был прикольный баттл ST и Гарри Топора: операторы так вдохновились, что попросили даже вставить в видео определенные моменты, когда кто-то очень круто отыгрывал мимически.

Давно в Петербурге живешь?

Семь лет. Мне исполнилось 19 — и я переехала сюда. Пыталась поступить во ВГИК в Москве на кинооператора сначала, но не хватило 1 балла на бюджет. Пыталась во СПбГУКиТ, мне сказали “Ты поступала во ВГИК, мы тебя не возьмем”. И я отучилась на фотодокументалиста в итоге.

Какая у тебя была дипломная работа?


Курсовая — я ездила в тур с группой Such A Beautuful Day. Они играли альтернативу, эмо — сейчас группа уже не существует. А дипломная работа моя называлась “Жизнь маленького человека”, Анны Каст. Моя куратор не взяла меня в список лучших — она любила арт. Тем не менее, это была достаточно неплохая работа.



Потом, когда ты работала на “Газгольдере”, в Москву переехала?


Да, я работала там три месяца. Очень долго думала, ехать или нет. Но потом взяла все вещи и сорвалась в Москву. У меня там, правда, живет лучшая подруга, так что ехала я не совсем на пустое место.

Насчет “Газгольдера” помню твою цитату из какого-то интервью: “Я стала больше плакать”. Все действительно так сложно было?

Во-первых, я девушка (смеется). А девушки все же эмоциональнее. Ну и я в целом очень ранимый человек, очень легко вхожу в стрессовые состояния. С “Газгольдером” мы просто не сошлись характерами, но мне очень стыдно за то интервью — возможно, я рассказала эмоциональную подноготную. Я считаю, что Вася очень крутой, я слушаю его песни.

Не сошлись характерами — в чем конкретно?

Честно сказать, не очень хочу на эту тему разговаривать. Просто у Васи есть свое видение. И те люди, которые с ним сейчас работают, понимают это видение и готовы переделывать это. А я в тот момент, видимо, не совсем понимала, чего он хочет. Видимо, хотела снимать что-то другое. Знаешь, блин, когда тебе 21 год, хочешь все по-другому делать! С тех пор у меня изменилось видение, я научилась многому, а тогда у меня реально не хватало опыта. Потому что клип “Кастинг”, который мы снимали и который не вышел — он очень сложный. Если бы я сделала все грамотно, правильно, нарисовала бы раскадровку и получился бы такой мини-фильм — все было бы хорошо. А я двигалась по наитию, я же снимала до этого стрит-клипы!

В архиве “Газгольдера” много невыпущенных клипов?

Лучше это у них спросить! (смеется). Но там иногда клипы выходят спустя два года. Вот, например, клип ”На восходе” — я помню, как мы его снимали четыре года назад. А только сейчас его переделали и выпустили. Ну знаешь, это их дело. А вообще у меня особо и не было там работ. Правда. У меня получается работать только на фрилансе.



Фильм “Газгольдер” тебе понравился? Хотела бы сама поработать на полном метре оператором или режиссером?

Я читала первый вариант сценария, и мне он тогда не особо понравился. Сам факт, что они сняли фильм — я считаю это прорыв. До них этого никто не делал. Что касается кинематографа, то оператором я работать не хочу. Не женское это дело — камеру таскать. Я, правда, обожаю отбирать камеру у своих операторов и делать некоторые кадры, когда понимаю, что сейчас именно то состояние, и я вот вижу, как надо снять. Но технически я быть оператором не могу. Снимать с рук со стабилизатора можно. Если ты режиссер-оператор, то упускаешь кучу моментов. Когда я начала работать с операторами, которые видят, как я, а иногда даже интереснее, то поняла, каково это — работать в такой команде. Снять полный метр — я очень хочу. Ежедневно думаю над сценарием. Просто хочется, чтобы это был не просто фильм, а у него была какая-то важная сверхидея.

Еще с какими-то лейблами работала?

Наверное, нет, мне все-таки ближе инди-музыканты. Хотя вот есть Noize MC, у него тогда был Invisible Management, но он маленький и уютный, по сравнению с конкурентами.



Сняла бы клип для Black Star?

Мне очень нравилась песня у L’One — “Бонни и Клайд” с Кристиной Си. Она просто настолько хитовая, очень много раз ее прослушала. Знаешь, это все-таки зависит не от “лейбла”, а от песни. Очень приятно снимать клипы на хитовые песни!

Прочитал, что ты продюсер группы Little Big. Расскажи, как вообще она получилась.


Изначально мы с Ильей Прусикиным — это вокалист группы — придумали идею. Мы хотели делать что-то с нашим колоритом, про Россию, где бы в музыке обыгрывались какие-то наши стереотипы. Сейчас мы практически живем все вместе: я тебе даю интервью, а ребята в соседней комнате пишут второй альбом. Это моя семья, мое дело. Я настолько сильно в это погружена, что в какой-то момент мне даже было сложно работать с кем-то другим. Я езжу с ними в туры, мы снимаем клипы, мы просыпаемся, выходим из комнат и такие: “Надо придумать новый клип, давай садиться думать!”. Группа Little Big — это вирусная группа, и сейчас она добилась того, чего не добивались никакие русские группы. Мы собираем в других странах не русскоговорящее население, а иностранцев! У нас огромная фан-база во Франции, в Бельгии, где только нет. И первое наше выступление было с группой Die Antwoord.

Многие отмечают похожесть стиля.

Знаешь, почему? Потому что больше никого нет в этом стиле. Ты же не отмечаешь похожесть рэпера на рэпера. Или не говоришь, что “любая рок-группа — она как Metallica”. Вот и тут нет альтернатив. Сейчас, правда, появился Tommy Ca$h, который делает такой фрик-рэп. Больше я не могу никого выделить в этом жанре.

Какой у вас был самый большой тур?

В первом туре нашем по Европе мы проехали 21 город, что ли. Потом уже были маленькие туры: десять городов ездим — возвращаемся — летим на фестиваль какой-то большой — потом еще 10 городов. В этом году мы, кажется, фестивалей десять посетили. Во Франции было их очень много! И нам организаторы говорили: “Сейчас солдаут на фесте, потому что вы здесь!”. Это правда было очень почетно.

Уровень европейских шоу выше, чем у российских?

Могу только сказать, что европейские фестивали организованы идеально. Там все для людей и все работает как часы. Но у ребят, которые работают на площадке, по сравнению с русскими — меньше смекалки, что ли. Они могут впасть в ступор от какой-нибудь проблемы. Помню, на фестивале Lowlands мне попался сложный экран для инсталляций. Он был разведен на три видеоряда одновременно, а у меня был только один. Техники там говорили, что нашу инсталляцию не включить и так нельзя. Я с ними спорила, что если у меня получится, что значит можно. В итоге все работало и смотрелось хорошо.

Работа над клипами Little Big, наверное, больше времени занимает, чем “стрит-видео за день”?

Некоторые клипы мы по два месяца продюсировали. Вот последний клип “Give Me Your Money” — там все очень сложно было. Например, фишечки, когда Илья читает на фоне ковра в костюме ковра. Надо же найти все эти ковры, потом найти место, куда их повесить, сделать так, чтобы они повисели там пару недель, сфотографировать так, как они висят, распечатать по масштабу на ткани, а потом еще швее объяснить, как шить так, чтобы он вставал туда и сливался с ними. Были разные моменты, когда надо все заранее продумывать. Костюмы девчонкам, сшитые из черно-белой хохломы — в магазине же такие не купишь! Пока монтировали клип, успели снять сериал, который сейчас выходит.



Что за сериал?

Называется “American Russians”, он вдохновлен “Новыми парнями турбо” и сделан примерно в таком стиле. Мы решили попробовать, потому что short-интернет-сериалов российских практически нет, и нам было интересно сделать что-то свое. Тем более он на английском языке, его смотрят не только в России.

Большая команда людей делает Little Big?


Да, очень. Основной костяк — это около восьми человек, а людей, которые заняты с нами на съемках от начала до конца, двадцать-тридцать. Группе же два года всего. За два года таких результатов мало кто добивался.

Я ничего не путаю, вашими концертами занимается Илья Мамай (Booking Machine, менеджмент Оксимирона, Гарри Топора)?


Нет, путаешь! Он занимался нами какое-то время, потом мы с ним расстались и сейчас все делаем сами. У нас нет лейбла, мы в поиске.

Новый альбом каким будет?


Крутым! Получился более взрослым. Мы вчера слушали новые песни, там есть и минимал-техно, и рейв, и рэп, и все что угодно. Мне кажется, это точно ни на что не похоже. Некоторые невышедшие песни, кстати, играют у нас в сериале.



Ты недавно сняла клип Гуфу. Расскажи, как вы познакомились.

На фестивале Hip-Hop All Stars, в 2010 году. Как раз после того, как мы сняли “Биг Сити Лайф”. Я очень боялась к нему подойти, но потом меня все-таки подруга пихнула: “Иди, познакомься”. Я подошла скромно так: “Привет, меня зовут Алина, и я сняла клип “Биг Сити Лайф”. Он такой: “Блин, это очень крутой клип!”, пожал мне руку и всем своим чувакам сразу сказал: “Смотрите, это Алина, она “Биг Сити Лайф” сняла.” Но первое видео с ним мы сняли только через год. Он позвонил: “Ты сейчас случайно в Челябинск не летишь?”. А я, как ни странно, лечу. “О, у меня скоро день рождения, буду привозить группу ОУ74. Может, ты нам снимешь приглашение?”. Прилетела в Челябинск, познакомилась с ОУ74, а потом полетела в Москву и досняла часть отдельную с ним и с Тандемами.

ОУ74 громко выстрелили, но, как сейчас кажется, не полностью воспользовались своим шансом. Согласна с этим?

Мне кажется, если я отвечу на твой вопрос так, как считаю нужным, они будут обижаться. Но я думаю, они немного не по тому пути пошли. Знаешь, вот у русских рэперов, особенно из глубинки, есть такой момент, что, когда они чего-то добиваются, начинают считать, что все сделали правильно. И они теряют то, что вывело их на этот уровень. Раньше они свое нутро раскрывали, а сейчас делают как-то по другому. Просто делают и делают.



Легко с Гуфом работать?

Гуф всегда доказывает то, что он “здесь и сейчас”. Можно снять его абсолютно в любом месте. Это его очень крутое свойство, он еще всегда продумывает мимику, жесты. Не знаю, мне очень нравится его снимать! Хотя я точно знаю, что далеко не всем с ним просто.

Слышал историю, как ты летала в Израиль снимать клип “Маугли”, но у тебя не получилось почему-то.

Слушай, ну там просто был режиссер, который еще и продюсировал этот клип. А лезть в чужое дело нехорошо. Я пыталась внести какую-то свою лепту, но человек не очень хотел прислушиваться. В итоге я поняла, что легче не лезть.

Часто бывает, что над клипом работают два режиссера? И как такая работа происходит?

Да, часто. Над клипами Little Big мы всегда работаем вместе с Ильичом. Я слежу за мизансценой, он следит за отыгрышами. А над новым клипом Гуфа мы работали вместе с Лешей Рожковым из Random Crew. Получилось так, что мы как одно целое действовали. Мы посмотрели референсы, посмотрели много разных кадров, и там было так: “Давай я сниму с этой точки, а ты — с этой. Я сниму общие кадры, а ты крупные”. Но стрит-видео — оно все-таки немного другое. Ты работаешь как режиссер и оператор одновременно. Лично мне сейчас очень легко работать в команде, я только за, если есть режиссер и у него есть свое мнение. Главное, чтобы мы сходились.

Вообще с этим клипом Гуфа получилось очень забавно. Одна бы я его, наверное, не сняла. Мы сидели с Лешей у нашей подруги Юли на кухне в Москве. Я прилетела из Будапешта с гастролей Little Big. Леха говорит: "Я бы знаешь кому клип хотел снять — Гуфу". И ровно через 10 минут мне звонит Гуф. Спрашивает, в каком я городе. Я отвечаю, что в Москве. Он предлагает снять клип. Я говорю: “Окей, давай послезавтра. Я с Лешей снимать буду”. Гуф порадовался этому факту, ведь клип группе Centr мы тоже снимали вместе.

Лешу Рожкова можно назвать твоим учеником?

Не могу сказать, что прямо “учеником”. Просто в какой-то момент он начал писать мне Вконтакте “Посмотри этот мой видос!” Мы пересеклись на AVG в Питере, потом встретились, посидели, попили кофе. А потом я когда-то не смогла снимать концерт Гуфа, отправила Лешу вместо себя. И он там сам со всеми познакомился. Он двигается в своем стиле, у него очень крутое видение. Я не то чтобы учила его чему-то — могла показать, как поставить свет, например.

Что можешь сказать о клипах, которые он для Pharaoh снимал?

Нравятся! Тот клип Pharaoh, где он читает у машины, был для него таким же толчком, как для меня “Биг сити лайф”. Он не думал, что он выстрелит, но потом этот клип разошелся везде: и к Pharaoh пришла популярность, и к Леше стали добавляться люди.



У тебя куча работ с миллионами просмотров на YouTube. Ты заранее понимаешь, что вот это видео станет вирусом, а это нет?

Вообще его формулу никак не вывести. Сложно сделать стопудовый вирус. Ты можешь снять что-то, где все будет построено на трендах, мемах, стереотипах или темах, которые трогают всех. Также есть якоря. Это такие штуки, за которые цепляется взгляд и ты можешь сказать: "О, это тот клип, в котором чувак опарышей ел!". В общем, тот момент, который ты никогда не забудешь. В вирусе можно легко перейти грань. И тогда он уже не будет работать.

У тебя есть свой топ клипмейкеров, на которых ты ориентируешься?

Меня поражают старые работы Мишеля Гондри. Я не понимаю, как он делал все это на пленке. Как он реализовывал такие сложные технические вещи и просчитывал их. Мне нравится, как Роджер Баллен работает с Die Antwoord, он все же в первую очередь фотограф. Иоанн Леман делает очень круто, Мелина Мацукас тоже. Вообще есть очень крутые объединения режиссеров gorgeous.tv или somesuch.co . Можно просто открыть эти сайты и залипнуть на пару дней. Там все гениальные. Из русских очень крутые Hype и Fancy shot. Никогда не пропускаю их видео. Мои самые любимые клипы из последних — Paolo Nutini "Iron Sky" и Data "Don’t Sing". Они совершенно разные. Первый репортажный, а второй полностью психологический. Очень крутой уровень.

Сложно ли снять хорошее видео, если ты сравнительно неизвестный исполнитель?

Я могу ответить с режиссерской точки зрения. Смотря, что ты хочешь показать. Если тебе нечего сказать, если ты не можешь показать человека как персонажа в простом клипе, то да, сложно. А если ты хочешь сделать это ради своего эго, то, конечно, ничего популярного не сделаешь. Все лучшие вещи получаются случайно. Клип может вообще ничего не стоит — ты можешь снять на GoPro, на айфон. Иногда тебе нужно просто вынуть из исполнителя харизму, но для того, чтобы это сделать, деньги не нужны. У тебя есть коннект с человеком, ты видишь его скрытые фишки, говоришь: “Встань вон туда в угол, зачитай вот так” — и все круто.

То есть нужно быть немножко психологом?

Конечно! Немножко фотографом, немножко психологом и любить весь мир! Все творчество самое крутое построено на любви. Если ты не любишь человека, то как ты его хорошо снимешь? У меня такая история с группой Alai Oli. Мы приезжаем в Таиланд, Оля говорит: “Я написала новую песню”. “О, давай что-нибудь снимем!”. Они садились с гитарой на балконе, мы снимали видео — и у него 200 тысяч просмотров. Хотя там объектив хрипит от песка. Просто это Оля — она сама по себе суперклассная!



Неизвестный музыкант может прийти к тебе, принести мешок денег и получить клип?

Песня хорошей должна быть, а исполнитель настоящим. Тогда все получится.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Называет своего оппонента "молодцом" и обещает продолжать участвовать в баттлах.
Баста, Slim, Гарри Топор, Дудь, Навальный и другие — о главном хайпе русского рэпа 2017.
Другие новости связанные с Versus: тот самый баттл — уже сегодня.