Тексты
Автор: Андрей Недашковский

5’Nizza: “Нас кто-то считает легендой?"

Харьковский дуэт — о своем возвращении, Гамлете, концертах в метро и Кендрике Ламаре
Комментарии
0

У них непросто взять интервью. Хотя бы по той причине, что сейчас встречи с группой 5'Nizza ищут журналисты, наверное, каждого второго издания и репортеры каждого первого телеканала.

Сейчас их в шутку называют "Я — sold-out", потому что объявив о своем возвращении, группа 5'Nizza срывает аншлаги на каждой из концертных площадок реюнион-тура. Впереди концерты в Минске, Москве и Петербурге. Позади — три концерта в Украине, финальный из которых прошел 30 мая в Киеве, не оставив равнодушным, кажется, никого из присутствующих там. Если и могут о чем-то говорить горящие глаза людей, покидающих зал, и два вызова на бис, то говорят они именно о том, что возвращение удалось. Их ждали восемь лет.

Как зашел разговор о реюнионе группы 5'Nizza?


Сергей Бабкин: Просто случайно встретились с Андреем в Харькове, года два назад или чуть раньше. Мы с ним и раньше нередко пересекались — на фестивалях, на студии, на репбазах, где репетируют группа Sunsay и моя группа. Если не ошибаюсь, было утро. Андрей Соньку в садик отводил. В Харькове есть такая кафешка перед театром, куда мы часто заскакивали с супругой. Вот там мы и встретились и решили, что было бы здорово что-нибудь сделать вместе.


Тяжело давались первые репетиции?


Андрей “Сан" Запорожец: Решив-таки попробовать воссоединиться, мы собрались на первую репетицию. И как только Серёга заиграл, мне, признаться, сразу стало легко и приятно. Были моменты какого-то несогласия, но они у нас всегда бывают. Мы из этого находим выход. В целом ощущение было родное и приятное. По крайней мере, у меня.

Сергей Бабкин: То же самое. Мы решили недельку вот в таком режиме пособираться — а там, может быть, что-то из этого и получится. И получилось, что в день мы сочиняли по новой песне. За неделю — пять песен. Я в хорошем шоке пребывал, понимаешь? Это ведь очень круто. Столько лет мы ничего вместе не делали, углубились каждый в свое дело — и тут бац!

Андрей Запорожец: Каждый из нас за эти годы развился в какой-то стезе и накопил свою внутреннюю силу. Ее мы и использовали, собравшись вместе. Она превратилась в творчество.



Говорят, за 7 лет каждая клетка в теле обновляется и человек уже, фактически, становится другим. Андрей, вот Сергей сильно изменился за то время, что вы не играли вместе?


Андрей Запорожец: Серёга уже не тот, конечно. Вот раньше был, эх, такой пацан классный (смеется)! Блин, теперь серьезного так не хочется включать. Конечно же, мы изменились и во многом повзрослели, многое попробовали, многое поменялось в жизни. Все вокруг меняется — и мы меняемся. Есть что-то основное, что я зову “источником" — оно в каждом есть. Творчество идет именно оттуда. Этот источник сам по себе неисчерпаем. Всяческие перемены, внешние события — это второстепенное. Мир все время меняется. К счастью, нам удалось сохранить некую открытость. Мы черпаем из того же источника, и у нас вроде бы получается. А вообще, никто, конечно, не молодеет. Но мы с Серёгой, по-моему, отлично сохранились.

Сергей Бабкин: Речь ведь не о том, как мы сохранились внешне. Мне кажется, что у нас осталось самое главное, слава богу. Мы не лишились самоиронии, сарказма, умения смеяться, прежде всего, над самими собой. Мы как только собрались, сразу начали хулиганить.

Андрей Запорожец: Мы даже общаемся с ним очень странно. Для людей со стороны это может показаться каким-то бредом. Это все присутствует, мы это используем, это работает, поэтому нам пока не сложно.

Сергей Бабкин: Мы понимаем друг друга сейчас так же, как понимали тогда, восемь лет назад. И на только нам понятном языке общаемся. Мне кажется, каждый из нас за эти годы отсеял лишнее. У меня много лишнего ушло, всякой грязи и ерунды. Я стал каким-то более прилежным, что ли. Собранным.

Андрей Запорожец: Могу сказать однозначно: ты стал еще более трудолюбивым. Это здорово.

Сергей Бабкин: Андрюха тоже развился в своем. Он начинал тогда интересоваться дзен-учениями, внутренними поисками, медитацией — и сейчас этого в нем стало больше. Это по-взрослому.


Не боялись своим возвращением разрушить такую красивую легенду, окутавшую группу?


Андрей Запорожец: В любом случае, кого-то это порадует, других — разочарует. Мнений будет много. Мы делаем то, что мы можем. Вот сейчас выйдем на сцену и выложимся на все сто, я вам гарантирую. Мы репетировали, готовились, мы заряжены, у нас есть энергия и желание это делать. А кто что будет говорить, мы посмотрим. Какая-то легенда разрушится, какая-то создастся.

Сергей Бабкин: Мы не считаем, что мы — легенда. Поэтому разрушать мы ничего не будем. Это кто-то считает легендой? Да ради бога! Это для них будет разрушение или какое-то возрождение. Для нас это всё — тоже самое. Мы — не легенда. Мы люди, которые однажды решили заняться каждый своей музыкой, а потом в какой-то момент решили снова собраться вместе. Время не может разрушить главного. Главное всегда остается главным. Это ядро неизменно, оно протягивается от рождения и до самой смерти. И потом дальше по новой. На него невозможно влиять.


А где вы сочиняли новые песни?


Андрей Запорожец: В Харькове, у меня дома.

Сергей Бабкин: Как и все наши прошлые песни, всё почему-то создается у Андрюхи. У меня никогда ничего не создавалось! (смеется) Я брал гитару и шел к Андрюхе, мы садились — и все. Раньше он жил у мамы, теперь живет сам. Но все равно у Андрюхи.


Одна из новых песен называется “I Believe in You". Кто этот “you"? В кого или во что вы верите?


Андрей Запорожец: Вот сейчас я в Серёгу верю (смеется). Это такой посыл в песне тому, к кому ты обращаешься.

Сергей Бабкин: Мы на сцене и друг к другу часто обращаемся. Андрюха ко мне этим припевом, я к Андрюхе. А человек из зала, нам подпевающий, в нее еще новую трактовку вкладывает.




Доводилось разучивать старые песни — или пальцы все помнят?


Сергей Бабкин: Конечно доводилось! Приходилось!

Андрей Запорожец: Мы на самом деле готовились. Раньше мы столько не репетировали, признаться.

Сергей Бабкин: Спасибо огромное людям, которые подбирали песни группы 5'Nizza и выкладывали потом их где-то. Рисовали все решеточки, табулатуру, тексты, все-все. Это очень пригодилось, потому что я все подбирал по вот этим всем штучкам других людей.


Андрей, ты ведь давненько отдалился от скорострельной читки, которая была на первых альбомах 5'Nizza. Тяжело было к этому флоу и перебежкам в куплетах возвращаться?


Андрей Запорожец: Ты в теме, я вижу. Нет, не очень сложно. Я послушал Кендрика Ламара, поснимал у него кое-что. Я ведь в последнее время если делал хип-хоп, то он у меня получался скорее меланхоличным. Последний альбом Sunsay “V" как раз такой. А тут, поскольку это 5'Nizza, пришлось вспоминать старые свои приемы. Это как в баскетбол играть. Если когда-то играл, то наберешь форму уже за час игры. А если поиграешь три-четыре дня, то будешь играть, как раньше. Это быстро восстанавливается.


Понравился новый Ламар?


Андрей Запорожец: Очень понравился. Я решил проверить тексты и докопался там до очень интересных решений. Для своих людей, мне кажется, он делает очень правильные вещи. Он хорошо чувствует проблемы, которые там сейчас есть, и очень их круто передает. В каком-то смысле, он не от себя и не для себя это делает. В этом он мне очень близок. И в плане музыкальном альбом “To Pimp a Butterfly" потрясающий.

Сергей Бабкин: А кто это?

Андрей Запорожец: Такой хип-хоп исполнитель. Преемственник, так скажем, Тупака. Из Калифорнии. Хороший.

Сергей Бабкин: А! Ну хорошо!


Сергей, вопрос о театре. Какая роль из уже сыгранных тебе нравится больше всего, а о какой всегда мечтал?


Сергей Бабкин: Я люблю все новенькое. Вот на данный момент, моя любимая роль — Дракула. А чтоб мечтать о какой-то роли — такого нет. Я из тех актеров, кто о таком просто не думает. У меня нет списочка ролей, которые я в жизни должен обязательно сыграть. Я и Гамлета не мечтал сыграть. Отказывался прямо от него. Мне его режиссер просто насильно втулил: “На! Ты будешь играть! Ты должен, нам надо!" Я говорю: “Да вы чего? Какое “Я должен"? Нафига вообще людям этот Гамлет? Нахер он нам всрался?" (смеемся) Ну правда ведь, что это за клише такое? Почему каждому режиссеру нужно пройти через постановку Гамлета? Может, это именно ему надо было, чтобы гордо потом говорить: “Я поставил Гамлета"? Это все ерунда. Я считаю, что тема эта уже очень избита и можно ее легко обойти. Это опять повело к разрушению и я ушел из театра после этого.

Андрей Запорожец: Просто это материал такой сложности и глубины, что если браться за него, то делать так, чтобы получился настоящий шедевр. Или не браться вовсе.

Сергей Бабкин: Либо делать ого-го! Вложить, не знаю, пятьдесят тысяч долларов в декорации, как это делал Бутусов с МХАТовским “Гамлетом". Там еще Хабенский с Пореченковым играют. Неплохое такое полотно получилось.


В пресс-релизе тура сказано, что для реюниона пришло время еще и потому, что старые песни обрели новые трактовки и значение. Можете назвать конкретные примеры?


Андрей Запорожец Песня “Натяни" сейчас актуальна, как никогда. Она как раз про фильтрацию информации, о масс-медиа.

Сергей Бабкин: И песня “Оно" тоже.

Андрей Запорожец: “Немає куль", возможно. И “Солдат". Только сейчас становится понятно, о чем наши песни были написаны когда-то.




Вернемся на десять лет назад. Насколько известно, впервые группа стала собирать залы не в родном Харькове или Киеве, а в Москве. Почему так произошло?


Сергей Бабкин: Это правда. Мы начали собирать сначала в России, потом на Украине. Сперва это были небольшие залы. Эдуард “Шум" Шумейко уехал со своей командой из Молдавии давным-давно в Москву, они там начали делать концерты потихонечку. И уже к моменту нашей встречи он успел поиграть по местным клубам. Они выступали на Казантипе, мы познакомились. Шум нам сказал: “Давайте, ребзя, поедем в Москву. Я уже знаю людей, кому можно сказать, что появилась такая группа 5'Nizza и можно выступить там, где я уже выступал". И мы поехали туда.

Андрей Запорожец: В принципе, он очень нам помог. Почему Москва, а не Харьков или Киев? Просто так случилось, что востребованной наша музыка была именно там, и именно в тот момент. Москва вообще дает много возможностей талантливым людям.


Вы все еще общаетесь с Шумом?


Сергей Бабкин: Нет.

Андрей Запорожец: Мы пригласим его на презентацию в Москве. Особо мы не общаемся сейчас, по правде говоря. Только если в интернете переписываемся.


Страшно было за такой небольшой срок, как был у вас, переходить от маленьких залов до тысячных аудиторий?


Андрей Запорожец: Мне, честно говоря, было страшновато, но это очень классный опыт. На самом деле, когда люди хотят, когда они ждут и радуются твоему появлению, это очень подпитывает. Ведь завоевывать какую-то публику бывает сложно, это не всегда происходит быстро. И все сомнения, когда ты стоишь на сцене, уходят, как только ты видишь, что это нужно людям. Значит, все правильно.




А правда, что вы когда-то в московском метро выступали?


Андрей Запорожец: Да, правда. Мы хотели снять видео и посмотреть, что из этого получится. Но получилось так, что контакта с людьми там практически не было. В метро все немножко прячутся, не реагировали вообще никак. Мы думали, что будет хоть какая-нибудь реакция. Пускай и негативная, но реакция. И мы громко, очень громко (смеется) пели несколько песен, ходили прям по вагонам. Реакция была неожиданной на нас. За нами ведь еще человек с большой камерой ходил. Может быть, это и смущало всех. Поэтому затея провалилась.


А для какой песни это видео планировалось, не помните?


Андрей Запорожец: Мы играли “Легко". Песня, которая потом стала песней Sunsay. Но на самом деле, мы записали ее с Серегой.

Сергей Бабкин: Еще “Ямайку", кажется, там пели.


Говорят, на момент выхода первого альбома гонорар у группы 5'Nizza был просто космическим.


Сергей Бабкин: Ну что ты! Это бред. Ну бабахнула 5'Nizza, да. Люди подорвались. Все нас приняли. Но нет, гонорар был небольшим.

Андрей Запорожец: Может, мы просто не знали об этом? Как тебе такой вариант? (смеются)


Я был на первом концерте реюнион-тура, в Харькове, где произошел смешной факап, когда Сан перепутал слова и вместо “Солдата" затянул “Ямайку". Часто такие случаи у вас происходят?


Сергей Бабкин: Происходят, правда. Это потому что мы панки. Мы — реально панк-группа. Такого вот формата: два человека, поющий и гитара. Но это панкуха.

Андрей Запорожец: Это получается как-то само собой. И нас совсем не сбивает.

Сергей Бабкин: Может быть, в этом и заключается та причина, почему люди нашу структуру любят и принимают. Потому что мы не прячем ничего. Мы открыты. Ну происходит какая-то штука или какой-то прокол — мы его не стесняемся. И это очень ценят.




А это правда, что 5'Nizza в какой-то момент могла превратиться в трио?


Андрей Запорожец: Это я предлагал. Происходило это уже на последнем этапе нашего совместного творчества. Я тогда хотел, чтобы мы поиграли с бендом. Предлагал какие-то варианты, чтобы сделать наш звук другим. Видимо, мне это очень нужно было.

Сергей Бабкин: Изначально мы договорились сделать третий альбом таким, чтобы в каждой песне был бы один новый инструмент задействован. В одной — саксофон, а вот там — рояль. Но этого не вышло.


Третьим участником должен был стать Слава Fame, правильно?


Андрей Запорожец: Да, Fame. Мы даже записали песню с ним. Кстати, она так и лежит невыпущенной. Почему бы не доделать? Песня прикольная! Надо послушать ее и вспомнить, что там.


А вы следите за отечественным регги?


Андрей Запорожец: Нет. Мы просто себя к регги не причисляем. Мы следим в целом за тем, что происходит.

Сергей Бабкин: Я вот относительно недавно узнал, что тема регги в нашей музыке очень ведь давно пошла. Монстры русского рока — тот же Аквариум и БГ, и Чайф — они такое же отношение к этой теме имеют. Еще с восьмидесятых русский рок делал регги, вот и мы такие же.


Ваш реюнион-тур охватывает три страны. Вы таким образом хотели объединить людей в это не самое спокойное время?


Андрей Запорожец: Мы — культурный мостик. Мы везде будем играть для людей. Для нас политика не так важна. Вообще не важна. Я стараюсь сейчас в это не вникать, потому что это все слишком грустно. Об этом не будем. Мы же играем для людей, мы не поддерживаем кого-либо. А люди везде есть, которым это нужно. Вот и все.

Сергей Бабкин: В России есть слушатель, который очень ждет и очень хочет, чтобы мы приехали. Поэтому выбраны Москва и Питер — самые центровые места.


Как думаете, ради чего люди в 2015-м году приходят на ваши концерты?


Андрей Запорожец: Одни придут поностальгировать и вспомнить молодость, но будут и совсем новые, кто в первый раз услышит.

Сергей Бабкин: Вот такие, которые нас легендами считают, понимаешь? “Легенда вернулась". Они просто слышали, что такое где-то было и придут увидеть “явление" собственными глазами. Это я утрирую, к разговору о легенде. Людей много, это очень радует. И мы хотим им подарить радость.



А есть вероятность, что этот тур и эти три песни — еще не точка в истории группы 5'Nizza?


Сергей Бабкин: Есть вероятность.

Андрей Запорожец: Я, честно говоря, на это очень надеюсь.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
Сегодня The Flow начинает подводить итоги 2017. До Нового года мы составим редакционные списки лучших треков, лучших западных и русских альбомов, а параллельно запустим народное голосование, чтобы свое мнение могли высказать и вы. Итоги года на The Flow — круче, чем выборы президента. Так что не оставайся безучастным: читай, слушай, шерь, спорь. Погнали.
Учимся быть уверенне в себе и целеустремленнее у артиста, стремительно пришедшего к успеху.
Баста снова троллит Децла. Thomas Mraz анонсирует альбом. Гуфу не с кем поиграть в стритбол.
Та ситуация, когда в анализах обнаруживают все наркотики на свете.