Beats&Vibes

50 главных событий в русском рэпе: рэп в эмиграции

Часть 41. Эмигранты предлагают свой взгляд на жанр
Комментарии
0

На протяжении проекта Beats & Vibes сайт The Flow представит свое видение истории русского рэпа и вспомнит альбомы, имена и события, оказавшие на нее наибольшее влияние.



К середине нулевых “русский рэп” стал самодостаточным и довольно консервативным жанром, который нажил не только поклонников, но и неприятелей. Например, он категорически не устраивал людей, которые выросли за границей и привыкли к немного другому рэпу. Там сформировалась своя эмигрантская сцена. Она варилась в собственном соку и не понимала, что же на самом деле происходит в России. Ее представители слушали немецкий рэп, не замечали ничего подобного у русских исполнителей и были уверены, что сейчас они научат всех как правильно делать рэп. Однако, в них было довольно много задора и пассионарности, чтобы повлиять на жанр — и отчасти предвосхитить то, что будет происходить в нем десяток лет спустя.

В Германии в середине двухтысячных происходил мощный подъем агрессивного баттл-рэпа. Строчки про твою маму, казавшиеся русским рэперам чудовищным кощунством, были там чем-то обычным. Из этой среды выходят Drago и лидер группы ВиСтанция St1m. В России они в разные годы становились победителями баттла форума hip-hop.ru и записывали техничные, насмешливые, задиристые треки.



Если попробовать объяснить их подход одной фразой, то подойдет строчка “не русский рэп, а рэп на русском”. Но не смотря на то, что в середине 2000-х Стима и Драго вполне можно было назвать звездами российского рэп-интернета, публика ходила на концерты не к ним, а к группе Centr. На тот самый русский рэп — нетехничный, без головокружительной рифмовки, зато соответствующий русскому менталитету.

Ближе к концу “нулевых” новым рэп-скандалистом становится русский немец Schokk. Вместе с коллегами по объединению Rap Woyska, которых зовут Czar и 1Kla$, он записывает треки-диссы на многих русских рэперов с обилием жести и мата.



Вместе с другим эмигрантом — Мироном Федоровым, записывающим рэп под псевдонимом Oxxxymiron, — Schokk формирует объединение Vagabund. С одной стороны, они словно бы повторяют все ошибки своих предшественников, Драго и Стима. А именно, активно противопоставляют себя жанру в целом и его конкретным представителям. Делают ставку на технику. При любом удобном случае пытаются затроллить моралистов.

Однако, в отличии от предшественников, у них все получается.

В 2011 году у обоих рэперов выходят альбомы “Вечный жид” и “С большой дороги”. Концертные туры по городам России показали, что у этой музыки здесь есть слушатель. “В Москве распродались два концерта, которые шли два дня подряд. Тогда мы поняли: что-то назревает”, — вспоминал Schokk. Сменились поколения поклонников рэпа, да и сам жанр стал куда популярнее.

Выяснилось, что слушателей в нем хватит и для консервативного рэпа про мутные замуты, и для агрессивного, с пулеметным флоу и трехэтажными рифмоконструкциями про грязный секс с чьей-то мамой.


comments powered by Disqus
Самое популярное за неделю
О Pharaoh, Oxxxymiron, Скриптоните, Басте и раскрутке хип-хопа в России.
Свое отношение к возможному перфомансу ведущий Versus озвучил в твиттере и прямо здесь, в комментариях на The Flow.
Айза, Баста и Ресторатор смотрят на молодых (и не только) рэперов. А потом комментируют их выступления.
Oxxxymiron в "Олимпийском", Айза там же, Влади и его любимые женщины.